СМИ о нас: Под знаком общины. «Кочетковцы» провели в Москве конференцию, посвященную проблемам общности и общения

08 октября 2009
В работе конференции приняло участие около 800 человек из 20 городов. На ней присутствовали гости из 11 стран, в том числе из Италии, Германии, Франции, Израиля

В конференц-зале Российской Государственной библиотеки с 30 сентября по 2 октября прошла трехдневная конференция, организованная Свято-Филаретовским институтом (СФИ) и Преображенским содружеством малых братств. Тема представительного форума: «Дабы взиранием на Святую Троицу побеждался страх перед ненавистной рознью мира сего: общность, общение, община в современном мире».

На конференциях «кочетковцев» создается особая атмосфера, располагающая к живому обмену мнениями. В определенном смысле их можно рассматривать как еще одну версию агапы, имея в виду не столько застольные встречи, сколько дух любви, свойственный пленарным заседаниям и дискуссионным семинарам. Не стало исключением и это, уже девятнадцатое по счету собрание.

Его открыл ректор СФИ профессор священник Георгий Кочетков, отметивший, что тема общения чрезвычайно важна для нашего общества, где «царит порок разобщенности».

Первое пленарное заседание началось с доклада псковского священника, протоиерея Павла Адельгейма «Личность и этика должны быть фундаментом общения, общности и общины». По его мнению, причина охватившего страну кризиса связана, прежде всего, с презрением к личности, с разрушением нравственности народа.

Заведующий кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви Московского патриархата Давид Гзгзян в своем выступлении «Парадокс общинности, стремление к общности и бегство от общения» рассказал о тех началах, которые объединяют любое сообщество. «Златоуст» филаретовцев говорил о ценностях, которым человек остается верен до конца, несмотря на изменение ситуации в общине, в обществе. О пульсации глубины в контексте встреч и святого одиночества.

Известный социолог, сотрудник «Левада-центра» Алексей Левинсон не впервые выступает на ежегодной конференции СФИ с докладами. На этот раз он проанализировал разные типы сообществ, отметив, что расцвет гражданского общества в России приходился на 1905 и 1917 годы, но после того, как к власти пришла партия большевиков, началось планомерное уничтожение всех его форм. В заключение выступления Алексей Левинсон заметил: «Я беру на себя смелость сказать от лица цеха социологов: высшей формой общности можно считать ваше содружество».

Протоиерей Александр Виноградский в начале своего выступления сообщил, что приехал на конференцию по благословению двух Патриархов: Иерусалимского Феофила, к юрисдикции которого принадлежит, и Константинопольского Варфоломея. О. Александр окормляет на Святой Земле иврито- и славяно-говорящих, и занимается непростой работой по интеграции иммигрантов в израильское общество. Сложность политической ситуации вынуждает его говорить о шестимерном измерении жизни Израиля. Но при этом в своем выступлении он сделал акцент не на трудностях диалога (из которого, в его случае, выпадают арабы), а на полноте и единстве Церкви. Больной вопрос для о. Александра – запрет Седьмого Вселенского Собора на пребывание христианских общин в формате иудеохристианства. Это препятствие, как следует из его выступления, ставит существенный барьер христианской миссии в Израиле.

Ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Теодор Шанин (Москва-Манчестер) выступил с докладом «Обычное право» и крестьянское понимание справедливости в России», в котором тема общности и общинности получила новое звучание. Крестьянское понимание справедливости образовывало «вилку» с государственными законами. Но именно оно учитывалось при урегулировании спорных вопросов в крестьянской общине. Докладчик привел в качестве примера решение крестьянского суда о межевом споре, когда правому присудили две трети земельного участка, а неправому – одну треть, он процитировал и слова судей: «Земля – это только земля, а им жить до конца жизни в одном селе».

Надо заметить, что на конференции прозвучало немало интересных докладов. Это выступление Юрия Афанасьева «Угасание русского типа культуры и Православие», размышление Анатолия Красикова «Духовная борьба за единство христиан», сообщение Евгения Останина «Борис Талантов и Братство вятских христиан в начале 1960-х гг.». Все трудно перечислить.

Лично мне запомнилось выступление выпускницы СФИ Натальи Игнатович о Крестовоздвиженском неплюевском братстве. И хотя это и давняя история, но она имеет отношение и к нашим дням.

Николай Неплюев, по сообщению докладчицы, открыл мужскую сельскохозяйственную школу, в которой со временем сложилась уникальная система воспитания. Постепенно он пришел к убеждению, что братство – это и есть жизнь на евангельских началах. В 1889 г. из нескольких первых выпускников школы родилась община, давшая начало братству.

Наталья Игнатович рассказала: «Основой Крестовоздвиженского братства были общины (или – братские семьи), в которые братчики объединялись по роду профессиональных занятий. Община жила в отдельном доме, выстроенном руками самих братчиков. Ежедневно собиралась на молитву, имела общую трапезу, еженедельно устраивались собрания, на которых обсуждались различные вопросы жизни общины и братства.

Становление Крестовоздвиженского братства было отмечено серьезными трудностями, прежде всего, внутреннего характера. Не всем членам братства оказалось по силам сознательное воцерковление жизни. В течение нескольких лет братство переживало кризис. Причины недовольства очень долго не назывались и не обсуждались публично, члены братства обсуждали их между собой, кулуарно. В этот период верных братству, не подвергших сомнению святыню братской любви, осталось всего лишь несколько человек. Пик кризиса пришёлся на Страстную седмицу и Пасху 1900 г., когда, наконец, были высказаны некоторые обвинения – в «чрезмерном авторитете Неплюева», «недостаточной свободе», «чрезмерной регламентации религиозной жизни». После этого несколько человек с большим скандалом покинули братство.

Эти недели были тяжелым временем для всего братства и лично для Неплюева. Ему даже стало казаться, что братство не выйдет из этого кризиса. Глубокие переживания серьезно подорвали его здоровье. Однако братство устояло. Благодаря пережитому кризису члены братства осознали важность границ во взаимоотношениях друг с другом и с окружающим обществом, прояснились вопросы старшинства, углубилась духовная жизнь. Из кризиса братство вышло окрепшим в любви и церковности».

Кроме внутренних проблем братство испытывало и сильное внешнее давление: его критиковали в СМИ, церковное начальство препятствовало полноценной его деятельности. «Единство Крестовоздвиженского братства было вызовом не только для разрозненности внутри церковной ограды, но и для разобщенного общества», – отмечает Наталья Игнатович.

Тем не менее, братство было официально признано еще в XIX в. (его Устав был утвержден Императором, и оно находилось под покровительством Черниговского архиерея). Впоследствии же, уже после ухода из жизни Неплюева в 1908 году, оно прошло гражданскую войну, время становления советской власти, и было разогнано строителями «зияющих высот» только в начале тридцатых годов прошлого века.

И в заключение – несколько цифр. В работе конференции приняло участие около 800 человек из 20 городов. На ней присутствовали гости из 11 стран, в том числе из Италии, Германии, Франции, Израиля. Желающие из разных уголков нашей страны смогли «побывать» на пленарных заседаниях благодаря Интернету. Информационная служба СФИ предоставила им такую возможность.

Борис Колымагин,
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку