Пророческий голос протоиерея Константина Аггеева

06 июня 2018
В Свято-Филаретовском институте прошел вечер памяти священника, мученически погибшего в годы «красного террора»

Вечер, посвященный 150-летию со дня рождения протоиерея Константина Аггеева (1868-1921), состоялся 1 июня в Москве в  Свято-Филаретовском православно-христианском институте (СФИ). Рассказ о жизни одного из самых известных священников Православной Российской Церкви начала XX века, фрагменты из его писем, анализ его взглядов, воспоминания потомков, а также свидетельство о том, как сохраняется его память, и документальный фильм о месте массовых расстрелов под Ялтой – все это приготовили участникам вечера его организаторы: кафедра церковно-исторических дисциплин СФИ, Свято-Николаевское и Свято-Андреевское малые православные братства.

Юлия Балакшина, доктор филологических наук, ученый секретарь СФИ, сделала сообщение «Личность протоиерея Константина Аггеева в контексте религиозно-философских поисков эпохи». Основные вехи биографии священника: выходец из крестьянской семьи стал в 25 лет кандидатом богословия, закончив  Киевскую духовную академию. Став священником, служил в Польше, Киеве, Петербурге, преподавал, защитил степень магистра богословия. В числе других членов Петербургского «Братства церковного обновления» («Группы 32-х священников») представил проект  реформирования Православной церкви митрополиту Антонию (Вадковскому). Основной посыл этого проекта – Церковь должна отвечать на общественные нужды, вырваться из-под гнета государства, возродить соборное начало. «Для о. Константина дело обновления церковной жизни воспринималось как самое глубокое сердечное дело жизни. Он воспринимал это не просто как реформирование, но как пророческий процесс», – сказала Юлия Балакшина.

Юлия Балакшина, д.филол.н., ученый секретарь СФИ, Константин Обозный, к.ист.н., зав. кафедрой церковно-исторических дисциплин СФИ
Юлия Балакшина, д.филол.н., ученый секретарь СФИ, Константин Обозный, к.ист.н., зав. кафедрой церковно-исторических дисциплин СФИ

Многие известные представители интеллигенции дружили с о. Константином: академик А. Веселовский, С. Франк,  Вячеслав Иванов, С. Булгаков, Д. Мережковский и З. Гиппиус и многие другие – вот круг его общения. «Так долго чаемый диалог Церкви и культуры стал развиваться – в этом огромная заслуга отца Константина, который был миссионером в среде интеллигенции», – отметила докладчица.

Далее она остановилась на активном участии священника в подготовке и проведении Поместного собора 1917-1918, на котором он был избран заместителем члена Высшего Церковного Совета. Известно, что на соборных заседаниях он выступил более 50 раз. В годы гражданской войны о. Константин оказался в Крыму, где 6 января 1921 г. был расстрелян красными вместе с сыном – офицером Белой армии. Сохранились документы, где обвинение, предъявленное священнику, звучало так: «Протоиерей, бежал от красных. Расстрелять».

Священник Илья Соловьев, кандидат исторических наук, считает, что отцу Константину Аггееву присущ «профетический, пророческий дар» в том смысле, что он «видел грядущие судьбы Церкви на основании  трезвого и ясного анализа современного положения церковных дел и церковно-государственных отношений». По словам церковного историка, о. Константин точно «диагностировал болезни современной ему церковной организации» исключительно ради того, чтобы «приблизить церковное сообщество к историческому идеалу».

Юлия Балакшина, д.филол.н., ученый секретарь СФИ, священник Илья Соловьев, к.ист.н.
Юлия Балакшина, д.филол.н., ученый секретарь СФИ, священник Илья Соловьев, к.ист.н.

Особенно актуально звучат сегодня сказанные сто лет назад  слова отца Константина о  распространении секуляризации не только на Западе, но и в России. Как же предлагал ответить на этот «вызов» православный мыслитель? Он призывал не ограничиваться «только лишь обличением безбожников и хулителей веры», но в первую очередь «познать себя с полным беспристрастием, не бояться исповедывать себя в значительной степени виновником начинающегося крушения веры, начать в отношении себя и всего общества возрождение врученного «святого достояния».

«Начать с себя» для отца Константина во многом означало осознать «ненормальное положение» Церкви, превращенной в «Ведомство православного исповедания» и ставшей фактически частью государства. Священник разбирает, как последствия подчинения Церкви государству проявились в делах церковного управления: это попрание принципа соборности; произвол епископов; «засилье черного духовенства» и подавление им белого духовенства, в результате  – «постыдная вражда» между ними; крайняя бюрократизация церковного управления и возникновение «бюрократической пропасти» между архиереем и клиром; низкий уровень духовных школ; «приниженность и холопство» сельского духовенства; «необычайное охлаждение к церковной жизни» мирян…

Вечер памяти о. Константина Аггеева в СФИ

Отец  Константин болезненно переживал, что Церковь, «задремавшая под сенью казенной опеки»,  перестала играть сколько-нибудь заметную роль в общественной жизни страны. «И что удивительного, если наша деревня идет быстрыми шагами по дороге атеизма со всеми его ужасными последствиями», – привел отец Илья слова протоиерея Константина Аггеева, которые пророчески отозвались в революционных событиях.

Необходимость «неотложной реформы Церкви» была отчетливо осознана о. Константином и его сподвижниками.  Основой этих перемен они видели «принципы (но не копирование форм) древней Апостольской Христианской Церкви», и в первую очередь – принцип соборности. «Отец Константин особенно отмечает, что Собор должен стать результатом самостоятельного религиозного делания на местах, а не результатом решения верхов. .. Именно поэтому в рамках предсоборной работы о. Константин призывал всех к личному религиозному деланию и совместной работе», – завершил священник Илья Соловьев анализ взглядов протоиерея Константина Аггева.

На вечер специально приехал из Ялты настоятель храма Святителя Иоанна Златоуста на Поликуровском холме протоиерей Владислав Шмидт. Он рассказал о поисках места расстрела отца Константина и тех, кто погиб вместе с ним, в урочище Кара-голь (ныне – Багреевка) и о создании мемориала на этом месте. С помощью потомков расстрелянных здесь (а их было около 1 тыс. человек) удалось построить часовню во имя иконы Знамения Богородицы Курско-Коренной. Отец Владислав привел страшные цифры: с декабря 1920 по февраль 1921 г. красный террор уничтожил в Крыму 120 тыс. человек. Сохранились свидетельства о том, что расстрелянные в Багреевке «сохраняли человеческое достоинство, не просили прощения, не лизали комиссарские сапоги», сказал священник. Он считает, что отец Константин и погибшие с ним достойны канонизации в лике страстотерпцев.

Протоиерей Владислав Шмидт
Протоиерей Владислав Шмидт

В документальном фильме об открытии часовни в Багреевке можно было увидеть приехавших из-за границы потомков убиенных здесь Мальцовых, Барятинских и других. А на вечере  выступил Феликс Покровский – один из потомков отца Константина Аггева, у которого было 11 детей. От имени потомков протоиерея он выразил благодарность устроителям вечера за память об отце Константине. Встречу провел историк Константин Обозный, завкафедрой церковно-исторических дисциплин СФИ.

Феликс Покровский
Феликс Покровский

Юлия Зайцева

 

www.blagovest-info.ru

 

Фото Александра Волкова

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку