Принципы и приоритеты жизни Крестовоздвиженского трудового братства

Сегодня день памяти Николая Николаевича Неплюева. Делом всей его жизни было устроение Братства. Это был живой опыт, в котором было то, что будет привлекать сердца верующих во все времена – оно было воплощением веры в Бога Живого; живой, здоровой клеткой в организме Православной Российской церкви, способной оживлять и давать жизнь. Сегодня, изучая историю Крестовоздвиженского трудового братства, нам представляется важным увидеть те основания жизни, которые были принципиальными для этого Братства. Без чего Н.Н. Неплюев не мыслил братскую жизнь? Какие приоритеты ставило Братство?
Николай Николаевич Неплюев
Николай Николаевич Неплюев

«Церковное самосознание», или сознательная церковность

Главное дело Братства, по мнению Н.Н. Неплюева, заключалось в достижении церковного самосознания и установления честных отношений к Богу и Церкви. Именно в этом заключался «дух дела братства, его программа и цель» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 284].

Н.Н. Неплюев писал: «Исправлять нашу жизнь на лоне церкви, братски призывать моих братьев мирян быть верными заветам Главы Церкви и честно осуществлять в жизни церковную правду братства, я считаю долгом веры, любви и совести, моей обязанностью перед Богом, Церковью и людьми» [Неплюев. Собр.соч., Т. 4, С. 5]. Поэтому основополагающим принципом жизни Крестовоздвиженского братства была сознательная церковность, или «церковное самосознание», как говорил Неплюев.

В «Беседах о братстве» (глава «Церковное самосознание») Н.Н. Неплюев пишет: «Что такое церковное самосознание? Это сознательное отношение к Церкви и Главе ее – Христу Спасителю, сознательное отношение к вере и жизни по вере на лоне Церкви, сознательное отношение к самому себе как члену Церкви, к своим правам и обязанностям в ней. Для церковного самосознания не требуется быть ученым богословом, но обязательно требуется сознавать себя живым членом Церкви, не только принадлежащим к ней по названию, но и любящим ее, живущим с нею одной жизнью, радующимся ее радостями, скорбящим ее скорбью» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 278].

Церковному самосознанию соответствует определенное христианское мировоззрение и жизнь. Неплюев перечисляет ряд признаков, по которым можно определить наличие церковного самосознания.

1.                  «Человек, обладающий церковным самосознанием, будет всеми силами души стремиться жить с Богом, будет жаждать благодати Его» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 279].

2.                  «Вторым признаком является предпочтение Откровения Божьего знаниям человеческим. ... Можно стремиться к боговедению и, приобретая его, становиться созидающим элементом в жизни церковной или со смиренным доверием принимать истину от авторитетных представителей Церкви и быть, если не созидающим, то живым и честным членом ее. Иных путей нет: или обладание церковным самосознанием путем боговедения, или восприятие церковного самосознания путем смиренного доверия к тем, кого считают авторитетными представителями боговедения. Без этого церковное самосознание невозможно» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 279-280].

3.                  «Третий признак – искреннее стремление согласовать свои желания и симпатии с верой…» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 280].

4.                  «Четвертый признак – искреннее стремление к честной жизни по вере, к стройной гармонии всей жизни во всей ее совокупности с верой, к честному осуществлению вечной истины правды воли Божьей в жизни: «Да будет воля Твоя и на земле, как на небе» (Мф 6:10)» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 280].

«Неестественно при наличии церковного самосознания, понимая волю Божью и любя ее, не желать возможно скорейшего и возможно полнейшего осуществления ее на земле, мириться бессрочно с тем, что какая-либо область жизни не согласована с верой, не работать честно на дело стройной организации жизни, непременно всей жизни, во всей ее совокупности, на основе веры, действующей любовью. Если всё это не составляет насущной потребности нашей совести, мы еще не доросли до церковного самосознания, не можем быть живыми членами Церкви, мы чужды духу ее; ее радости не будут нашими радостями, от ее скорбей не сожмется сердце наше» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 280-281].

Отсюда следует и понимание того, что дело Братства – это самое главное, что нужно делать в церкви здесь и сейчас. В 1899 году во втором отчете блюстителя он писал: «…именно Братство Трудовое и есть высшая потребность дела Божьего, Церкви Божьей в настоящую эпоху, … именно оно и есть то дело, служа которому мы приносим наибольшую пользу» [Неплюев. Отчеты, Ч.1, С. 52].

Любовь к Богу и братолюбие

Созидание христианского братства невозможно без веры и любви к Богу. Братское домостроительство есть дело Божие, а членство в братстве – это призвание от Господа, поэтому имеет значение не то, насколько немощен тот или иной человек, поскольку нет такой немощи, перед которой Господь оказался бы бессильным. Важно, насколько каждый человек, выбравший путь Братства, устойчив в желании отдавать свою жизнь под водительство Божие.

Братство должно стать для человека домом, семьей и делом всей жизни. «Твердо предан Братству тот, для кого именно оно, Братство трудовое, стало насущной потребностью сердца, ума и христианской совести, кто сознательно предпочитает радость братолюбия всем прочим радостям земного бытия, кто искренне желает отвергнуться себя для Бога и святого дела Его – Братства трудового» [Неплюев. Отчеты, Ч. 1, С. 52]. В противном случае, Братство будет для человека лишь «постоялым двором», временным пунктом на его жизненном пути, из которого он уйдет, переступив через отношения верности и ответственности.

Другая сторона любви к Богу – братолюбие: «Главные братские обязанности таковы: искренняя, живая, нежная братская любовь; искреннее, явное уважение друг к другу, и честная готовность дружного, совместного несения общего креста» [Неплюев. Отчеты, Ч. 1, С. 84]. Жизнь в братстве – духовный труд, ежеминутная проверка реальности своего братолюбия. Братство должно стать для человека домом, семьей и делом всей жизни. Этим делом не может заниматься тот, кто не желает отвергнуться себя, взять крест и последовать за Христом: он может жить в братстве и честно трудиться, но никогда не станет его твердой опорой. Если братство не будет составлять для человека потребности жизни, оно рискует потерять его в любую минуту, т.к. он будет верен братству только до тех пор, пока жизнь в нем ему удобна: «Необходимо, чтобы братолюбие было высшей потребностью, которой сознательно и радостно подчинялись все остальные потребности. Без этого фатальна измена делу любви, даже и при ясном сознании всего ее значения» [Неплюев. Собр.соч., Т. 3, С. 19-20].

По мысли Неплюева, священной обязанностью братолюбия является труд, а «трудолюбие – честным подвигом принятия на себя возможно большей части тяжести общего креста» [Неплюев. Отчеты, Ч.1, С. 101].

Добровольная дисциплина любви

Кроме трудовой профессиональной деятельности, Неплюев говорил о необходимости и важности труда духовного – добровольной дисциплины любви. Это – ключевое для Н.Н. Неплюева понятие. Добровольная дисциплина любви должна основываться на любви к Братству и братьям, на понимании ее необходимости для блага общего дела. Это заключалось в признании общей для всех братчиков иерархии ценностей: служение Богу воплощается в устроении Трудового братства, которому необходимо подчинить свои личные и семейные интересы. Добровольная дисциплина любви была направлена на единство Братства, на преодоление неизбежных разногласий и конфликтов. Важно, решая трудный вопрос, не упираться в свое «я», в свои симпатии и предпочтения, а ограничить себя, посмотреть на ситуацию более широко, в контексте братском и церковном.

Добровольная дисциплина любви – духовный выбор, который должен сделать каждый член братства. Добровольность не означает слепой покорности. Напротив, требуется понимание того, что в христианском братстве необходимо ограничить себя, свой индивидуализм. Нужна победа духа над самим собой. А это невозможно вне духовной свободы и сознательной решимости ограничивать себя ради Бога и созидания дела Божьего. Более того, такая победа над самим собой не может совершиться раз и навсегда, ее необходимо совершать вновь и вновь каждый день своей жизни.

«Братское самосознание не допускает ни дисциплины страха, ни дисциплины корысти, тем более требует оно сознательной и добровольной дисциплины смиренной любви. В этой сознательной дисциплине смиренной любви к Богу, Его делу братства трудового и к властям братства – залог порядка и стройной гармонии братской жизни, главное отличие, непроходимая пропасть между христианским братством и анархической общиной» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 302].

Несение общего креста

Братское домостроительство – дело Божье, поэтому созидание Братства является совместным дружным несением общего креста. Каждый член Братства будет или вносить свой вклад в несение общего креста, или устраиваться поудобнее на кресте, когда его несут другие. Во втором случае неизбежно сползание на периферию братской жизни. Если человек не находит применения своим дарам и силам, он не может жить полноценно и радостно, такая жизнь не будет его устраивать и он будет искать возможности реализоваться в другом месте.

«Дело Братства трудового как дело стройной организации жизни, отношений и всех родов труда на основе веры, действующей любовью, дело разумного осуществления правды Божьей в жизни только и может быть делом Божьим или совсем не быть. Мы обязаны сознавать это. Это краеугольный камень братского самосознания и честного отношения к делу, благоговейного отношения к нему, глубокого убеждения в том, что мы должны возвышаться до дела, а не его принижать до уровня немощей наших, что мы со смирением должны принять на себя крест братства трудового и радостно нести его вослед Христу, а не усесться на нем поудобнее, тем более не влачить его за собой по прихотям похотей наших» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 300].

«…мы на себе должны нести крест Братства Трудового, а не на кресте Братства Трудового устраивать личное благополучие свое, увеличивая тяжесть креста для других, грубое себялюбие наше, желание украсть славу и радости Братства Трудового при полном отсутствии готовности на самопожертвование» [Неплюев. Отчеты, Ч. 1, С. 79].

«…каждый из нас на пути созидания Братства Трудового, в общем деле несения общего креста, может быть великой силой в руке Божьей, облегчая общее бремя, принимая на себя большую долю креста, или тормозом, увеличивая скорби и тяготу всех, возлагая на братьев и ту долю тяжести, которая должна была быть его заботой, его трудом» [Неплюев. Отчеты, Ч. 1, С. 45].

«Не может работать на дело наше тот, кто себе хочет угождать, а не на Бога работать, отвергнуться себя, взять крест и идти за Христом. Такой человек может более или менее долгое время жить в Братстве, даже приносить Братству временную пользу, честно исполняя то специальное дело, которое на него Братством возложено, но он никогда не станет твердой опорой Братства, созидающим элементом в нем» [Неплюев. Отчеты, Ч. 1, С. 51].

Приоритеты: распространение братского движения

Н.Н. Неплюев видел свое Братство как опыт общецерковный. Это не значит, что Крестовоздвиженское трудовое братство должно быть принято за идеал. Наоборот, важно, чтобы каждое новое братство рождалось самостоятельно, каждый раз находя собственную форму существования. Неплюев желал только одного – чтобы Крестовоздвиженское трудовое братство было «признано первым шагом, сделанным в нас церковью на этом пути», и послужило ей «пережитым опытом, чтобы другие ее верные сыны не впадали в наши ошибки и не подвергали себя напрасно тяжелым скорбям, которым, благодаря этим ошибкам, мы подверглись» [Неплюев. Беседы о Братстве, С. 285].

Недоброжелательное отношение к Крестовоздвиженскому братству очень огорчало Неплюева. В его письме черниговскому губернатору Евгению Константиновичу Андреевскому звучат горькие слова: «Органически связать это дело с церковью православной я считал и считаю необходимым на пользу церкви; к сожалению, с каждым годом я все более и более убеждаюсь, что именно от представителей духовного ведомства, которые, казалось бы, должны бы были относиться к нему с наибольшим сочувствием и благодарностью, грозит этому дорогому делу всей моей жизни наибольшая опасность» [РГИА, дело 1895 года, Л. 9]. Тем не менее, принципиально важно, что, несмотря на проявления недоброжелательности вместо поддержки, Братство никогда не изменяло Русской Православной церкви.

Братство мечтало о распространении братского движения в Православной Российской церкви. Третий пункт целей Братства, зафиксированных в его Уставе, говорит о поддержке вне Братства дела христианского просвещения и собирания в общины и братства. Все годы своей жизни Братство поддерживало все братские начинания вне пределов Братства (свящ. Николай Опоцкий и др.). Идея Н.Н. Неплюева о собирании Всероссийского Братства была важнейшим шагом в этом направлении. Как жаль, что он не успел ее осуществить!

Недавно у меня в руках, благодаря историку О.С. Даниловой, автору диссертации «Французское "славянофильство" конца XIX - начала XX века», оказались материалы из французского архива г. Шалон-ан-Шампань (бывш. Шалон-на-Марне). В нем есть замечательные свидетельства о взаимоотношениях Крестовоздвиженского братства и людей внешних, желающих потрудиться в деле братского домостроительства у себя на родине.

Аббат Грасье, автор этих материалов, пишет: «Ольга Николаевна описала мне картину, сделанную для встречи 1909 года: «В середине портрет нашего незабвенного “папы Коли”, вокруг него наше братство. Вокруг нашего братства, с одной стороны, – Велебицкое братство, и группа прихожан о. Николая Опоцкого со стягом “Велебицкое братство”, с другой стороны, – две группы со стягами “Братство Московской Духовной академии” и “Всероссийское братство”» [Рукопись Грасье, П. 13, Л. 23].  

«О. Николай Опоцкий приехал к нам перед праздниками. Он провёл с нами все Рождественские праздники и уехал 8 января. С ним приехали три сестры из Братства, которое было в процессе создания в Велебицах, под названием Преображения Господня. Скоро состоится открытие этого Братства; первая семья Братства будет посвящена святому апостолу Иоанну Богослову (евангелисту)» [Рукопись Грасье, П. 13, Л. 22].

«Со всех сторон поступает информация, что в различных уголках России зажигаются очаги насущной необходимости братского единения между людьми. Из столицы мы получаем вести, что священники загораются обновлённым духом веры в добро и в истину живого и живительного Евангелия» [Рукопись Грасье, П. 13, Л. 22].

Рукопись аббата А. Грасье уникальна своими непосредственными свидетельствами, в том числе – упоминанием близкого круга Крестовоздвиженского братства, который Братство предпочитало не афишировать, имея на то, очевидно, свои причины. Кроме священника Николая Опоцкого (впоследствии – еп. Макария), в него входили священник из Новгородской епархии Николай Суворов и второй священник Марфо-Мариинской обители Евгений Синадский. Впрочем, исследование этой части жизни Братства еще впереди…

 Наталия Игнатович
Архивные материалы:

Российский государственный исторический архив (РГИА)
Ф. 468. – Кабинет Его Императорского Величества МИДв:
РГИА, дело 1895 года = Дело Кабинета Его Императорского Величества административного отдела II департамента. По ходатайству представителя Крестовоздвиженского трудового братства. в м. Янполь Черниговской губ. о принятии братства под Высочайшее Государя Императора покровительство. 1 января – 12 июля 1895. / РГИА. Ф. 468. Оп.42 (II д/п, 1895 г.).
Архив г. Шалон-ан-Шампань (бывш. Шалон-на-Марне; Франция)

Рукопись Грасье = Рукопись аббата Альбера Грасье о Н.Н. Неплюеве (машинопись, фр.яз.) // Архив г. Шалон-ан-Шампань. – 310 л.

 Источники и литература:

1. Неплюев. Беседы о Братстве = Неплюев Н.Н. Беседы о Трудовом братстве. Частное ответное письмо священнику Иванову. 2-е изд., исправл. М.: Культурно-просветительский центр «Преображение», 2011. – 392 с. 

2. Неплюев. Собр.соч. = Неплюев Н.Н. Собрание сочинений: В 5 т. Санкт-Петербург: тип. и лит. В.А. Тиханова, 1901–1908.

3. Неплюев. Отчеты, Ч. 1 = Неплюев Н.Н. Отчеты блюстителя о жизни Трудового братства. Ч. 1. М.: Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2011. – 224 с.

4. Неплюев. Отчеты, Ч. 2 = Неплюев Н.Н. Отчеты блюстителя о жизни Трудового братства. Ч. 2. М.: Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2011. – 336 с.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку