От «нечего делать»

5 декабря в библиотеке им. В.А. Жуковского состоялось празднование150-летия со дня рождения православного педагога, писателя и публициста Александры Алексеевны Ершовой-Штевен (1865–1933)
А.А. Штевен-Ершова, 1896 г.
А.А. Штевен-Ершова, 1896 г.

Встреча была подготовлена Покровским малым православным братством и внучкой А.А. Ершовой-Штевен, кандидатом педагогических наук, известным театральным педагогом Александрой Петровной Ершовой.

В уютной обстановке собрались потомки А.А. Ершовой-Штевен: внуки, правнуки и праправнуки; члены Преображенского братства, друзья и ученицы Александры Петровны Ершовой, студенты Института театрального искусства им. П.М. Ершова и просто те, кому дорога память о России конца XIX - начала XX веков. Гостям была представлена краткая презентация о жизни А.А. Ершовой-Штевен с показом фотографий и архивных материалов, после которой своими впечатлениями поделились те, кто встретился с личностью А.А. Ершовой-Штевен через ее воспоминания и дневники.

Ранние годы

Александра Алексеевна Штевен родилась в дворянской семье. Ее отец Алексей Христианович стремился осуществлять на практике крестьянскую реформу Александра II и сумел привить дочери сострадание к людям и любовь к России. Александра рано поняла, что важно не просто унаследовать родственные, родовые черты, но, что самое главное для человека – это то «личное, полученное откуда-то из лона Божия, из общей великой сокровищницы человеческого духа». Именно «этот первый, самый драгоценный дар и самый таинственный Божий дар человеку является главной движущей силой всей его судьбы и жизни». Уже в отроческом возрасте, размышляя о будущем, которое для девушки ее круга традиционно связывалось с удачным замужеством и семейным счастьем, она осознала в себе иное призвание: «Счастье мое в чем-то еще ином». И Александра Алексеевна искала это иное.

На становление личности будущего педагога-просветителя оказал влияние философ В.С. Соловьев. Он был одним из странных, резко отличающихся от современников людей. Это философ и поэт, который, говоря современным языком, выводит читателя из зоны комфорта, прямо обращаясь к вопросам духовной жизни, в центре которой – личность Христа. Представление о целостности («всеединстве»), которое в конце XIX - начале XX века противостояло распространенному тогда позитивизму и нигилизму, в наше время противоположно поcтмодернистской картине мира. О личности и взглядах Владимира Соловьева гостям рассказала кандидат филологических наук Яна Руслановна Пантуева.

Яна Пантуева
Яна Пантуева

Просветительская деятельность

«…После двухлетнего пребывания за границей, – пишет 22-летняя Штевен в брошюре «Из записок сельской учительницы», – мне привелось поселиться в нашем имении, в селе Яблоньке, Арзамасского уезда. Так как школы у нас тогда в селе еще не было, я, от нечего делать, стала учить читать нескольких крестьянских ребят…».

Сегодня «от нечего делать» люди смотрят телевизор, ищут развлечений или просто ничего не делают. А тут «от нечего делать» молодая девушка-дворянка, преодолевая все трудности и препятствия, за непродолжительный период с середины 1880-х по 1895 год обустроила в Нижегородской губернии порядка пяти десятков школ, в которых азы грамоты получило более тысячи крестьянских детей.

Свято веря, что просвещение крестьянских детей, и через это оживление их совести, – дело, угодное Богу, Александра Алексеевна отдавала служению свои время, силы и средства. При школах грамоты создавались общества трезвости, церковный хор, мастерские, библиотеки, курсы для подготовки учителей.

Общественное признание

После того, как в 1894 году в Санкт Петербурге был издан доклад А.А. Штевен «История одной школы», в котором она обратилась за помощью и советом к русскому обществу, о ее школьной деятельности узнала вся страна, ее стали приглашать на педагогические съезды, завязались знакомства с общественными деятелями, писателями, учеными, педагогами того времени: К.П. Победоносцевым, Д.И. Шаховским, с Л.Н. Толстым, В.П. Вахтеровым, Н.В. Чеховым; с В.Г. Короленко, П.Б. Струве, А.И. Гучковым и многими др.

Так, в частности, Николай Николаевич Неплюев – помещик, потомственный аристократ, основатель Крестовоздвиженского православного трудового братства и христианских школ для крестьянских детей, писал Александре Алексеевне из Воздвиженского в 1894 году: «Брошюру эту с удовольствием читали и Матушка моя с сестрами, и члены Трудового Братства, и воспитанники Воздвиженской и воспитанницы Преображенской сельскохозяйственных школ. Вот пришли передать Вам, что, прочтя эту брошюру, научились любить и уважать в Вас энергию духа и самоотверженную любовь к народу и радуются такому светлому явлению в пределах нашего Отечества. От души присоединяюсь к ним во всем этом».

Но общественное признание педагогической деятельности А.А. Штевен привело ее в эпицентр различных общественно-педагогических движений, характерных для России конца XIX века, в которых молодому педагогу было непросто разобраться. И хотя вся педагогическая система А.А. Штевен была направлена на то, чтобы менять жизнь людей, вдохновляя их образом и примером Христа, в начале 1890-х гг. она пережила серьезное увлечение идеями, связанными с изменением общественного строя. Она открыто возмущалась положением школ грамоты, противодействием со стороны чиновников, пьянством священников, пассивностью правительства, говорила о недостаточной помощи государства, о необходимости развития, прежде всего, земских школ. Так как в это время вопрос положения народных школ был вопросом государственным, ее публичные высказывания привели к тому, что в 1895 году Нижегородский Епархиальный Училищный Совет освободил ее от звания попечительницы школ, мотивируя это тем, что «г-жа Штевен не оправдала доверия, возложенного на нее духовным начальством».

В 1896 году А.А. Штевен выходит замуж за земского деятеля М.Д. Ершова и переезжает в его имение – село Лебяжье Тульской губернии. Будучи уже мамой семерых детей, воспитывая их, она не оставляет заботу о Яблонской земской школе, переписывается со своими учениками, много публикуется, участвует в общественной жизни России, помогает своему мужу, который в 1915 году становится последним губернатором Воронежа.

М.Д. Ершов с А.А. Штевен-Ершовой, М.В. Ершова (мама М.Д. Ершова), старшие дети Мария и Дмитрий. Лебяжье, 1902 г.
М.Д. Ершов с А.А. Штевен-Ершовой, М.В. Ершова (мама М.Д. Ершова), старшие дети Мария и Дмитрий. Лебяжье, 1902 г.

После революции

Конечно, А.А. Ершова-Штевен не приняла революцию: «Часто спрашиваю себя: что сделалось с народом русским? Или он, как утверждают многие, всегда был таким, и только я этого не видела? Но нет, я же видела и знала простых русских людей совсем иными. В них было всякое зло, но была и искра Божия, – и были условия, которые разжигали эту искру, и я сама иногда могла ее разжечь. А теперь все доброе затоптано и задавлено, и все условия жизни дают небывалый простор животному, низкому, скверному».

Два ее сына вступили в Белое движение. В 1920 году, когда, разыскивая их, Александра Алексеевна едет из Полтавы, ее арестовывают как вдову губернатора по обвинению в шпионаже. Восемь месяцев она проводит в тюремном заключении, сначала в товарном вагоне, затем в концлагере в Харькове. В письмах, датированных 1923-1929 годами, много размышлений о событиях 1917 года и новой власти, которые лишили народ веры в Бога, человеческого достоинства, истории и корней – тех ценностей, которые были дороги Александре Алексеевне: «Я и раньше считала социализм, а тем более коммунизм, совершенно нелепой утопией и каким-то пагубным, обманчивым миражом …я считаю, что революция погубила и не могла не погубить Россию. Перед этим огромным бедствием все другое в моих глазах – ничто. Может быть, России совсем не будет (то есть будет нечто вроде Египта или другой европейской колонии), или будет какая-то другая Россия..., или будет опять нечто вроде прежней России. Но и тогда это будет …очень мало…, – так же мало, как получить стекляшки вместо алмаза или камень вместо хлеба».

Архив

Жизнь А.А. Ершовой-Штевен почти полностью запечатлена на страницах ее дневника. Год за годом, пережившая революцию, гибель России, похоронившая мужа, двух сыновей, но не сломленная, – записывала она все свои мысли, переживания, надежды. Даже в тюрьме, с угрозой для жизни, она продолжала вести регулярные записи. В конце 20-х - начале 30-х годов Александра Алексеевна обработала все свои дневники (они сохранились с 1880 года) и по ним записала воспоминания. После ее смерти (в 1933 г. А.А. Ершова-Штевен погибла в Москве в результате несчастного случая, попав под машину) дочери Мария и Ольга бережно хранили архив, позже сделали машинописное издание некоторых воспоминаний.

Александра Петровна рассказала: «В семействе Ершовых немного вещей осталось от прежней жизни: чемодан с книжками, узел с серебром, да два чемодана с архивами. Все понимали, что бабушкины письма нельзя выбрасывать, и мой отец Петр Михайлович всегда спал на этих чемоданах». Александра Петровна Ершова вспомнила, как 50 лет назад, на 100-летие со дня рождения Александры Алексеевны, в маленькой комнатке в большой коммунальной квартире собрались все родственники, и Марья Михайловна читала отрывки из маленьких машинописных книжек о жизни А.А. Ершовой-Штевен: «Я поняла, что у меня была необыкновенная бабушка, и с тех пор у меня пошла только такая речь: "А моя бабушка говорила…, а моя бабушка …", и уже все на работе знали, что у меня есть бабушка».

Александра Петровна Ершова
Александра Петровна Ершова

В 2008 году Арзамасским государственным педагогическим институтом были опубликованы первые три части воспоминаний А.А. Ершовой-Штевен о дореволюционном времени (до 1883; 1883–1885; 1885–1887 гг.). Сейчас в Преображенском братстве готовится к изданию 4-ая часть – «В тюрьме, 1920 год».

Вера

Что же давало силы этой хрупкой женщине из интеллигентной дворянской семьи на ее служение? Что помогло ей не согнуться в страшных испытаниях революции и тюремных буднях. Ответ очевиден – это ее вера в Бога. Она черпала силы именно во Христе, укрепляясь в молитве, в чтении Писания. Именно вера становится основанием новой надежды на возрождение человека и страны: «Блажен, кто верует... Неверие – это погибель. Чтобы жить – надо верить», – говорила А.А. Ершова-Штевен.

Внук А.А. Ершовой-Штевен Алексей Владимирович Левицкий выразил глубокую благодарность организаторам встречи, отметив, как глубоко и тонко была передана суть личности Александры Алексеевны. Он вспомнил, что любимым изречением бабушки было: «Делай, что должен, и будь, что будет». Он подтвердил, что по рассказам его мамы, Марии Михайловны Левицкой, Александра Алексеевна была глубоко-верующим, православным человеком, видевшим своим призванием служение Богу, передачу людям религиозной сути учения Христа, и именно на это и было направлено обучение в ее школах. «Она видела все зло мира и часто повторяла слова апостола Иоанна «Мир во зле лежит», но не было у нее ни обиды, ни озлобления, ни презрения к людям, а скорее жгучая скорбь о том, что они ушли от света, который она видела, и блуждают во тьме».

Алексей Владимирович Левицкий
Алексей Владимирович Левицкий

Театральный педагог Татьяна Михайловна Камнева сравнила жизнь А.А. Ершовой-Штевен с подвигом: «Я думала, что же такое подвиг, подвижничество? Очень далекие слова. И вдруг читая митрополита Сурожского Антония, я нашла то, что отражается в жизни Александры Алексеевны. Он пишет: «Слово «подвиг» связано с мыслью о движении. Подвижник – тот, кто… постоянно в творческом состоянии движения. Я не говорю "прогресса", потому что человек не идет от победы к победе».

Вечер продолжила театральная часть: актрисы Е. Аккуратова, Я. Большакова и Ю. Половцева исполнили стихи В.С. Соловьева: «Автопародия», «Прощание с морем» и другие. А подростки зачитали письма дочки Марии в тюрьму.

В заключение вечера ведущая встречи Ольга Синицына выразила благодарность Александре Петровне Ершовой и Наталье Владимировне Левицкой, за то, что они поделились с Преображенским братством и с церковью жизнью А.А. Ершовой-Штевен. От лица духовного попечителя Преображенского братства о. Георгия Кочеткова им были вручены памятные медали, выпущенные в честь 25-летия Преображенского братства. Закончилась встреча чаепитием и живым обменом впечатлениями.

Ольга Синицына
Ольга Синицына

Студентка Института театрального искусства им. П.М. Ершова Александра поделилась тем, что больше всего ее поразила сила духа А.А. Ершовой-Штевен, ее внутренняя честность, которая не позволяла молчать, когда многие молчали. «Она умела мыслить в масштабах страны (сейчас таких людей единицы), и не боялась воплощать свои мысли на практике. Когда я думаю о русской интеллигенции, мне важно понять, что происходило у них в душе во время революции, когда рушилась не только их материальная жизнь, но менялась сама духовная парадигма. Для меня жизнь А.А. Ершовой-Штевен – это пример того, как можно было не сломаться в то сложное время, не потерять себя как личность и пытаться что-то делать для других. А то, какими выросли дети и внуки Александры Алексеевны, подтверждает, что существует преемственность. И это очень важно».

Мы живем в удивительное время, когда вновь начинают оживать имена, которые, казалось, уже давно канули в Лету. И становится очевидным, что и через 150 лет сила духа и мысли, нравственная сила и вера человека, продолжают согревать и собирать людей.

Ольга Рябичева
Фото Евгения Огурцова
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку