Они – неперемолотые

20 февраля 2013
Выставка под названием «Неперемолотые» открыта в Хабаровске в краеведческом музее имени Гродекова
В названии выставки, в самом слове «Неперемолотые» – весь ее смысл. Она о священниках и мирянах, которые в годы страшных сталинских гонений выдержали все испытания и остались людьми, сохранив веру и человеческое достоинство. Один из епископов, отсидевших полвека в лагерях, сказал: «Во мне сгорело все, кроме любви». Любви к людям, тем несчастным, которые нуждались в духовной поддержке и утешении.
Выставка, родившаяся на Урале и проехавшая по всей стране восемнадцать городов – от Москвы и Санкт-Петербурга, добралась, наконец, до Хабаровска. Наши музейщики добавили к ней свои стенды и экспонаты. Так что теперь у выставки совсем иной масштаб.
Иеромонах Никанор, который много лет в Хабаровской епархии занимается канонизацией святых, говорит, что никто не назовет число тех людей, которые попали в жернова сталинских репрессий, но так и остались неперемолотыми. Их миллионы, известных и неизвестных. Один из них отец Филипп Распопов. Его фотография и икона, написанная монахиней Петропавловского монастыря, – в экспозиции. Отец Филипп служил в храме села Троицкого Нанайского района. Образованный человек, миссионер, педагог, священнослужитель. Начинал свои труды в селе Вятском. В Успенском соборе Хабаровска будущий отец Филипп служил регентом, в Свято-Иннокентьевском был диаконом, а затем служил в Троицком.
В 1919 году году село переходило из рук в руки, его занимали то красные, то белые. В очередной раз на землю вступили красные партизаны. До них дошел слух, что, возможно, отец Филипп укрывал белого офицера от расправы красных. Так и осталось не выясненным, так ли это было на самом деле. Но банда под командованием Тряпицына и его подруги Лебедевой учинила расправу над священником. Полураздетого отца Филиппа выволокли из дома на мороз, где долго били и всячески издевались над ним. Очевидцы вспоминают, что он не проронил ни слова, а только молился о своих мучителях. После избиений и унижений отца Филиппа бросили в воду, где он и обрел мученическую смерть. Могилой его стала река Амур. В 90 -е годы прошлого столетия Отец Филипп был причислен к лику святых в русской православной церкви за рубежом.
В церкви села Троицкого есть икона отца Филиппа. Ему молятся люди и, по рассказам прихожан, получают помощь. Один из прежних настоятелей храма, уехавший служить в вятскую землю, попросил прислать ему список с иконы отца Филиппа.
Первые, кто стал поднимать документы, связанные с мученической смертью духовенства, - местные краеведы, общество «Мемориал», потом к работе подключились Хабаровская епархия, студенты семинарии. Подняты и изучены сотни, тысячи страниц следственных дел. Так была восстановлена память епископов хабаровских Никифора и Пантелеймона. Очень помогают восстановить жизнь новомучеников их родственники. Потомки отца Филиппа живут в Хабаровске, епископа Никифора – на Урале.
Иеромонах Никанор говорит, что работа эта теперь , похоже, пойдет медленнее. Принятый закон о защите родственников, ныне живущих, от возможных преследований за деяния их предков вводит ограничения на доступ к информации, тем источникам, которые дают возможность понять, кто же оказался слаб и написал донос, а кто в этой истории стал невинной жертвой. Да, это было время сплошных предательств.
На выставке – удивительные вещи, которые вместе с их владельцами пережили годы ГУЛАГа. Автор выставки Оксана Иванова сама была потрясена некоторыми экспонатами. которые стали для нее открытием. Ей рассказывали, что у некоторых священников были рукописные книги, требник размером в спичечный коробок. Он вмещался в ладони, его легче было сохранить. В требник переписывались основные молитвы. По признанию Оксаны Ивановой, она никогда его не видела. И каково же было ее удивление, когда в Хабаровске, узнав о готовящейся выставке, принесли в дар музею именно такой требник. Организаторы выставки убеждены, что у нас осталось четыре-пять лет, чтобы успеть записать воспоминания очевидцев той уходящей эпохи, попросить их передать в музей вещи и документы.
Почему мы вновь и вновь возвращаемся в то время? Что нам бередит душу, что мы ищем там, что хотим понять? Оксана Иванова, на мой взгляд, очень точно определила значимость того опыта духовного сопротивления, несгибаемости духа.
По ее словам, мы можем все это предъявить миру, как великую русскую литературу, музыку. Ибо это то, что может спасти всех нас. Этот опыт может стать статьей духовного экспорта России. И это так.
Фото И. Чуракова
Автор: Елена Ищенко
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку