Обжигающее наследие

20 октября 2018
В Твери прошёл вечер, посвященный столетию Александра Солженицына

Через год после трагического разорения Российской империи, на свет появился тот, кто, разделяя страдания своего народа, увидит пути выхода из русской катастрофы XX века.  

Солженицын и Тверь 

«Этот вечер вписывается в удивительную традицию встреч на тверской земле, посвящённых Александру Солженицыну», – приветствовала собравшихся Татьяна Викторова, главный редактор «Вестника РХД», директор культурного центра им. А.И. Солженицына и издательства YMCA-Press в Париже. 

В 1996 году Александр Исаевич посещал Тверь лично. Тогда на встречу с ним в областную библиотеку пришло более 300 человек. Спустя 22 года на юбилейный вечер, посвящённый памяти писателя, в библиотеке вновь собрался полный зал поклонников таланта писателя и его ярых противников. Равнодушных не было. 

Татьяна Викторова, Лидия Крошкина, Валерий Ларионов
Татьяна Викторова, Лидия Крошкина, Валерий Ларионов

Рукописи не сгорают 

Творчество Александра Исаевича обжигает. Оно обнажает ту ложь и человеконенавистничество, которыми жила наша страна в XX веке. На вечере памяти прозвучала запись отрывка из автобиографической поэмы «Дороженька» в чтении самого писателя. Он начинал писать её в лагере, заучивал страницы наизусть, а после сжигал. Позже, будучи уже в другом лагере, Александр Исаевич снова записал эту поэму, но в какой-то момент её пришлось закопать в землю. В 1965 году, когда был арестован архив Солженицына, «Дороженьку» снова пришлось сжечь. Но благодаря друзьям писателя, которые ранее успели заучить некоторые отрывки, поэму позже удалось воссоздать.  

Для творчества Солженицына обычно, что его рукописи прятали и сжигали, но удивительным образом они возрождались из пепла и находили своего читателя. Так появился и «Архипелаг ГУЛАГ». У Солженицына были помощники, так называемые «невидимки», которые помогали хранить рукописи и вывозить их, соблюдая строжайшую конспирацию. К примеру, Ася Дурова, дочь русских иммигрантов, передала листы для публикации в виде коробки конфет через обычного жандарма полиции. Рукопись попала к Никите Струве, и в 1973 году в Париже в издательстве Ymca-Press «Архипелаг ГУЛАГ» увидел свет. Эффект  сравнивали со взрывом - мир еще не читал литературы такого жанра, не слышал такого языка, не подозревал о том, что такое может происходить с человеком в таком невероятном масштабе. 

Сергей Глушков
Сергей Глушков

Призыв к покаянию тогда 

«Я была ещё студенткой, когда в 1996 году в научную библиотеку Тверского государственного университета приехал Александр Солженицын. Мы все очень ждали этой встречи. Александр Исаевич тогда много говорил о покаянии. Он отметил, что невиновных людей на земле нет, но мера вины у всех разная, – рассказала Лидия Крошкина, председатель Свято-Мариинского православного братства. – При этом Александр Исаевич подчёркивал, что инициатива лежит на нас самих. Мы сами – выход. Он говорил: собирайтесь малыми группами и делайте добрые дела. Удивительно, как это было созвучно тому, что в Твери именно в тот момент как раз появлялись малые церковные группы».  

Своим воспоминанием поделился и тверской журналист Сергей Глушков, который в 1996 году сопровождал писателя в поездке по Тверской области. Он сказал, что никто и никогда не производил на него такого впечатления, как Солженицын. «Стоя рядом с ним, ты умнел! – отметил Сергей Глушков. – Он задавался вопросом, кто такой русский человек. Но, увы, в нашей стране Солженицына не услышали».  

Художник Виктор Лебедев, автор граффити с Солженицыным и житель «дома с Солженицыным», противник граффити
Художник Виктор Лебедев, автор граффити с Солженицыным и житель «дома с Солженицыным», противник граффити

А сейчас? 

Оценили ли мы масштаб личности Солженицына и той трагедии, что произошла в XX веке? Последние события, происходившие в Твери, свидетельствуют от том, что скорее всего нет. В начале октября художник Виктор Лебедев нарисовал на стене одного из домов граффити с портретом Солженицына, подписав его словами «Жить не по лжи» (по названию эссе писателя). Работу так и не дали закончить. Нашлись «обличители», считающие Солженицына предателем, и просто те, кто не принял призыва «жить не по лжи». Именно таким видел писатель начало пути освобождения человека из советского рабства. И поныне, этот рецепт личного отказа от лжи и фальши – начало покаяния для всего народа и первое средство от вируса большевистской идеологии . 

Вечер памяти прошёл в рамках Форума национального покаяния и возрождения «Имеющие надежду»

Екатерина Евсеева

Фото: Артём Леонов, Дмитрий Глущенко

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку