О талантах, красоте, веролюбии и революции

Сорок лет назад, в Рождественскую ночь, почил замечательный проповедник, исповедник веры архимандрит Сергий (Савельев)
Архимандрит Сергий (Савельев)
Архимандрит Сергий (Савельев)

Сегодня в память об отце Сергии (Савельеве) мы публикуем ряд его ярких высказываний.

О талантах

Талант заключается в самом творении человека. Вот сотворил Бог человека по образу и по подобию Своему. Это – чудо, и в этом заключается великий талант, общий для всех, всех объединяющий в одно, никого не унижающий, никого не возвышающий: всем дано это – дан этот талант. И пусть никто не говорит, пусть никто не думает, что он бесталанный. Он имеет великий талант, он имеет такой талант, без которого никакой другой талант не имеет значения. Это – основной талант... Только на этом таланте и могут расцветать и всякие другие дарования... Каждый из нас, на каком бы месте он ни находился, всегда должен сознавать, что он имеет великий талант, и этот великий талант его украшение, и он тем больше будет украшением, чем больше этот человек будет любить, помнить и стараться преодолевать зло и творить добро. Потому что только этим путем он входит в любовь Христову.

(«Вестник РХД», №180. Проповеди. Слово о талантах)

 

О революции

В семнадцатом году случилась катастрофа. Я говорю вам – Катастрофа. Мне могут опять сказать: «Какая катастрофа, тогда было освобождение, начало новой исторической эпохи». Верно, я знаю это. Я больше это знаю и все-таки говорю: «Была Катастрофа». Почему я так говорю? Да потому, что я вас больше люблю, потому я и говорю, что была Катастрофа. Разве вам нужна была кровь человеческая? Кому она была нужна? Кому это было нужно, кому нужна гражданская война, кому все это было нужно? А вместе с тем – это было неизбежно. Почему неизбежно? Да потому, дорогие мои, что путы греховные опутали, до такой степени связали нас, что нужно было их рубить.

(«Православная община», №47, 1998)

 

О [будущих священниках]

Настоящую подготовку к священнослужению христианин должен проходить, участвуя в жизни общины – и богослужебной, и хозяйственной. Будущий священнослужитель должен уже в отроческих годах иметь к себе любовь и уважение со стороны верующих людей. Община призвана выращивать будущего служителя, и только община, конечно, в согласии с епископом, может представлять из своей среды людей, достойных носить сан священника.

(«Православная община», №47, 1998)

 

О веротерпимости и веролюбии

Чем больше человек проникается идеалами своей религии, тем больше уважения испытывает он к людям, исповедующим другие религии. Полная веротерпимость – отличительное свойство благородства души человека. Я сказал: «веротерпимость», но слово это мне не нравится, в нем чувствуется что-то не совсем доброе. В самом деле, когда мы говорим о терпении, то это предполагает, что человек терпит болезни, нужду, голод, поношение и всякую другую беду. И ко всему этому человек нашел нужным присоединить терпение иной веры, нежели той, которую он сам исповедует. Но разве можно говорить о терпении в том, что разные люди по-разному исповедуют и славят Бога? Нет. Слово «веротерпимость» для просвещенной души человека не пригодно. Не веротерпимость, а веролюбие – вот вернейший признак души благородной.

(«Православная община»,  №47, 1998)

 

О людях, утративших веру и вечной мудрости

Как-то странно: люди, утратившие веру в Бога, укоряют верующих в том, что они будто бы пренебрегают земной жизнью, даже отметают ее во имя, как они думают, своей призрачной веры, и поэтому сильно враждуют против людей Духа. Однако удивляться этому не следует. Нам понять их очень легко, потому что мы такие же как они, а им нас, людей веры, понять почти невозможно, так как через веру открывается иной мир, о котором они даже и представления не имеют. Не имеют они представления и о том, какой благодатный посев любящие Бога Его силой отдают земле. В этом – мудрость, вечная мудрость, и она всегда все народы возвышает, вдохновляет и укрепляет во всем прекрасном на земле.

(«Православная община», №47, 1998)

 

Об одиночестве священников

Для священников, желающих служить по совести, нужна духовная поддержка, которая укрепляла бы их на пути достойного служения церкви. Но такой поддержки они не находят и оказываются в глубоком одиночестве. Однако бороться против церковного беззакония в одиночестве для человека почти невозможно.

(«Православная община», №47, 1998)

 

О [совести России]

Прежде всего надо смыть лично со своей совести все грехи. Не может совесть Родины очищаться, если не очищается совесть сынов ее, и прежде всего, собственная совесть каждого из нас. Вот и путь. Кто не познал его, тому он покажется невыносимо узким. А кто приобщился к нему, тот в узости обретет для себя светлый простор, и такой простор, который может стать необъятно широким, если только каждый из сынов Родины не устрашится этой узости и не обленится в искании Истины. Кто обрел этот путь, тот на месте стоять не может, он всегда будет в движении. Все темное он будет видеть, и даже так ясно видеть, как не способен видеть никто другой, но воспринимаемое им только с еще большей силой разбудит в нем вдохновение побеждать любовью это темное ради Истины.

(«Православная община», №48, 1998)

 

О [совести]

Наша совесть проверяется по евангельским истинам. Если есть отклонение – стой, остановись, дальше шага не делай. Почему? Потому что следующий шаг будет у тебя уже темный шаг, он приведет тебя к тяжелым последствиям, и ты можешь так запутаться в сетях вражиих, что уже и нельзя будет оттуда спастись…

(«Православная община», №46, 1998)

 

О страдании детей

Когда ты видишь страдальца, ужасаться не стоит. И излишне страшить других тоже не надо, ибо это плохая помощь для ребенка. Ну что толку: ужаснемся, потом пройдем мимо и забудем? Нам это свойственно: ужасаемся, волнуемся, браним кого не надо, а потом сразу разворот жизненный – и следа нет. А ты лучше скажи мне, сын мой, что мы можем сделать для ребенка, который так страдает?...Останься. Срастворись страданию ребенка. Забудь себя. Люби его. Мучайся вместе с ним, так чтобы он через твою любовь почувствовал Бога. Тогда он, слепой, будет видеть, глухой – будет слышать, недвижный – будет двигаться. Только люби его, не отходи от него, не оставляй ни на минуту. И когда ты увидишь на лице ребенка улыбку светлую, святую улыбку, то радуйся и веселися. Тебя Бог призвал к большему подвигу и к радости... Оставьте все свои важные и великие дела, всё оставьте и вызывайте у страдальцев улыбки! Вот есть основная задача в жизни! Всех людей.

(«Православная община», №41, 1997)

 

О красоте

Есть гармония – гармония человека с Богом. Когда эта гармония звучит в сердце, тогда и красота раскрывается во всей своей бесконечной глубине. А как эта гармония нарушается, как человек отрывается от Бога и опускается вниз, – тогда красота исчезает, и тогда человек соблазняется. Вместо красоты что-то такое рождается соблазнительное. Это «что-то» порабощает человека, уводит его за собой.

(«Вестник РХД», №180. Проповеди. Слово о красоте)

Материал подготовила Дарья Макеева
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку