О «большаках», «большухах» и не только

12 марта 2018
В чем причина того, что современная Россия входит в десятку стран с самым высоким уровнем распада семей, пытались разобраться в Екатеринбурге
Фото семьи, конец XIX в.
Фото семьи, конец XIX в.

Об истории, укладе, традициях жизни русских семей в XVIII-XX вв., о влиянии на родовые отношения событий XX в., а также о современных проблемах и вызовах времени в отношении семьи, говорили на недавно прошедшей в Екатеринбурге встрече, организованной православным Свято-Екатерининским братством совместно с детским духовным центром (Екатеринбург). Встреча стала продолжением практикума по генеалогии «Истории моей семьи».

Центральным в обсуждении был вопрос, почему на фоне множества государственных программ по поддержке семьи, разного рода выделяемых субсидий, на фоне прошедшего под девизом «Год семьи» 2017, на фоне постоянных призывов объединить усилия общества, государства и бизнеса вокруг важнейших вопросов укрепления авторитета и поддержки института семьи современная отечественная семья все-таки испытывает множество кризисов и проблем. Огромен процент разводов, абортов, растет количество брошенных детей и стариков, неполных семей, дети рано уходят из семьи (растет количество «свободных» браков среди молодежи и даже подростков!). Рушится единство и целостность жизни рода, зачастую уходят на задний план этика, мораль, нравственные ценности, теряется целостность общества и народа.

Известно, что по статистике разводов в процентах современная Россия входит в десятку стран с самым высоким уровнем распада семей (57 %) (источник – Федеральная служба государственной статистики). По данным Росстата на 2016-2017 гг., в России в среднем приходится 800 разводов на 1000 браков.

Екатеринбург и Свердловская область в этой статистике не очень отстают от «лидеров». На 1000 браков здесь приходится 600 разводов. Для сравнения, в начале XX века по Екатеринбургской епархии число разводов измерялось 70 семьями на общее количество жителей губернии около 1,5 млн (источник – «Отчет о деятельности Екатеринбургской епархии за 1900 г», Екатеринбургские епархиальные ведомости 1901 г., ГАСО).

Так же неприглядна российская статистика по прерыванию беременностей, детям-отказникам и брошенным старикам…

Откуда же растут корни, и в чем источник «семейных проблем» современного российского общества?

Вместе с гостями ведущие встречи искали ответы на эти вопросы, углубляясь в века русской истории, исследуя уклад жизни семьи, традиции, ценности, размышляя о воспитании и образовании детей, думая о том, какие процессы в жизни общества и исторические события, внешние и внутренние, влияли на жизнь семьи (крестьянской общины, мещанского и купеческого сословия, дворянства и знати). Говорили о влиянии на жизнь семьи и общества в целом наследия недавнего советского прошлого.

Жизнь русской семьи по векам была замечательно проиллюстрирована фотографиями конца XIX‑начала XX веков (удивительно, что их столько сохранилось за XIX в.), где сначала в центре – глава семьи, «большак», вокруг него собрана вся семья, а зачастую, и вся родовая община.
Затем, постепенно, на первом плане оказывается его жена, «большуха», вокруг которой собраны домочадцы. Мужчины на снимках зачастую вообще отсутствуют – следствие резкого сокращения собственно мужского населения в стране в результате войн, революций, раскулачиваний, ссылок и репрессий.

Многие исторические источники, художественные произведения и произведения изобразительного искусства говорят о том, что в дореволюционной России понятие семьи было священно. Семья «хранила очаг», занималась воспитанием, образованием и естественной социализацией своих детей (готовила ребенка ко взрослой жизни в обществе), в семье воспитывалось уважение к «отеческим гробам» и любовь к «родному пепелищу», хранились семейные ценности.

В XX в. большинство этих функций взяло на себя государство и его искусственно созданные институты. Причем, в обязательно-принудительном порядке. Это мы также можем наблюдать и на примерах собственной жизни (многие из нас «родом из СССР»), эти явления отражают отечественный кинематограф, агитационные плакаты, СМИ того времени, советская поэзия, литература, искусство и пр.

Детские учреждения начинали забирать ребёнка из семьи с возраста года-трех в ясли и детский сад. А дальше – новый социум: пионерская, комсомольская, профсоюзные и партийные организации. Функция «родительства» сводилась к минимуму общественных обязанностей: ударный труд на благо общества, общественно полезная работа, трудовые подвиги, участие в собраниях и пр. Все это отделяло детей от родителей, предоставляя их воспитание системе государственного образования. Так, в лучшем случае ребёнок в семье получал внимание лишь до года-трех, а потом он отдавался на воспитание государства и становился его частью. Семья начала определялась, как «экономическая ячейка общества» (К. Маркс). Теперь она не часть рода, общины и народа, а «ячейка».

В результате всего этого постепенно начала разрушаться святость родственных отношений, стал снижаться авторитет родителей, начало выхолащиваться понимание самого «родительства» у отцов и матерей, углублялась рознь и противоречия между представителями разных поколений. Благодаря такой «семейной политике», стало возможным, например, детское предательство (один из ярких примеров – история с пионером-героем Павликом Морозовым, по сути, несчастным мальчиком)…

Все это досталось в наследство современному российскому обществу, с ним предстоит разбираться семьям, понимая, что нужно исправлять, в чем необходимо приносить покаяние, что менять.

Встреча поставила больше вопросов, чем дала ответов: почему и куда ушло общение в семьях, в обществе? почему поменялся уклад семьи, где мужчина был главой? почему в семьях оказались утраченными семейные традиции и под влиянием чего изменились семейные ценности? что такое «род» и «народ»? в чем нравственные идеалы современного общества, способные сблизить народ, соединить разрозненное? куда устремлена современная семья и в чем ее будущее, что ее ждет, как воспитывать детей? спасает ли сейчас людей православие, вера в Бога и церковь?

То, что люди на фоне внешней вполне благополучной жизни все-таки задумываются над вопросами ценности и целостности семейных уз, целостности рода и народа, наводит на мысль о том, что антропологическая катастрофа XX века не безнадежно расколола наше общество, и что выход есть. Надо только его искать, не поддаваясь духам времени и флеру обещаний, программ, пособий и субсидий.

Продолжение разговора запланировано на 25 марта. Тема новой встречи – «Воспитание надежды: генеалогия образцовых образовательных учреждений России в XVIII-XX веках. Продолжение разговора о традициях воспитания и образования в русском народе».
Елена Каштанова
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку