Невероятное мужество перед лицом чудовищного зла

27 ноября 2012
Презентация книги-биографии немецкого богослова Дитриха Бонхеффера прошла в Москве

26 ноября 2012 года в культурном центре «Покровские ворота» прошел вечер «Ответственность христианина. Труды и дни Дитриха Бонхеффера», посвященный презентации книги Эрика Метаксаса «Дитрих Бонхеффер. Праведник мира против Третьего Рейха. Пастор, мученик, пророк, заговорщик».

Эта книга представляет собой первую полномасштабную биографию Дитриха Бонхеффера за сорок лет и основана на множестве неизвестных прежде документов – дневниках, письмах, личных свидетельствах.

Открывая вечер, его ведущий игумен Петр (Мещеринов), настоятель подворья Свято-Данилова монастыря в Подмосковье, выразил радость по поводу издания актуальной книги, в которой описывается не только жизнь самого праведника, боровшегося с нацизмом, но и общественная жизнь в Германии накануне Второй мировой войны. Андрей Богословский, редактор издательства «Эксмо», рассказал о том, что напряженная работа переводчиков и издателей над изданием продолжалась целый год. Он отметил, что эта книга об одном из наиболее ярких людей ХХ века, о христианине, которого уважают даже атеисты, является в некотором смысле напутствием нам, людям ХХI века, от людей ХХ века, самого кровавого и трагического в истории человечества. Переводчик книги Любовь Сумм свидетельствовала о невероятно ясном и внятном немецком языке Дитриха Бонхеффера, о его свободе в словотворчестве и о резком отличии его языка от «новояза», распространившегося при нацистах.

Ольга Седакова, поэт, филолог, переводчик, доктор богословия, говорила о невероятной актуальности мысли Дитриха Бонхеффера для нашего времени. Как и другие свидетели-мученики ХХ века, как мать Мария (Скобцова), он размышлял о новизне Евангелия: «Первой приметой этой новизны было разрушение разделения жизни на профанную и храмовую, когда в храме осуществляется религиозная жизнь, а вне храма – какая уж получится. Сокровенная мысль Бонхеффера состоит в том, что жизнь происходит каждую минуту. Его нелюбовь к религиозному, о которой он много писал, означает нелюбовь именно к такой религиозности, когда для веры, для Бога, для праведности выделяется некоторое специальное место». При такой религиозности люди, совершавшие массовые убийства, могли считаться хорошими прихожанами, потому что не считали убийства грехом, в котором нужно каяться.

Главным замыслом Бонхеффера, по мнению Ольги Седаковой, было написать новую христианскую этику, которую он не успел закончить. «Он совершенно твердо и решительно говорил, что у этики и христианства нет ничего общего, потому что этика строится на различении добра и зла. В христианстве нет различения добра и зла, потому что различение добра и зла и было грехопадением. Если человек сам начинает решать, где добро, а где зло, то по любой классической этике, даже аристотелевской, это означает, что человек сам на себя берет суд Божий. "А каково суждение Бога?" – спрашивает Бонхеффер – "Спасать грешника"». Вопрос спасения человека лежит не в области добра и зла, а в пространстве завета, который содержится в Евангелии. Причем это - не имморальность христианства, не отмена нравственных законов, но опасность «делегирования своей души», когда фюрер решает за человека, что есть добро и что есть зло. Бонхеффер нужен нам, потому что был первым, кто сказал о том, что тоталитарность – это плохо. Слово «тоталитарный» в его время воспринимали положительно, как «цельный», в противопоставлении раздробленности нации, человека. Однако человек при тоталитаризме «привыкает ко лжи, привыкает к двоемыслию», – об этом пишет Бонхеффер в своей работе «Через десять лет». Выход из этой безнадежно запутанной ситуации он видит в простоте и прямодушии.

По мнению Анны Шмаиной-Великановой, доктора культурологии, доцента Центра изучения религий РГГУ, с именем Дитриха Бонхеффера связано много недоразумений, разрушить их призвана эта книга. Например, такие его выражения как «безрелигиозное христианство», «конец религии», «совершеннолетний мир, не нуждающийся в Боге», вырваны из контекста и представляют Бонхеффера в ложном свете, потому что он никогда не переставал быть христианином.

Анна Шмаина-Великанова говорила о том, что Дитрих Бонхенффер не был одинок в ХХ веке, его можно поставить в ряд с такими людьми, как Симона Вейль и мать Мария (Скобцова): «Есть некоторая область человеческой жизни, область действия, где они встретились. Мать Мария говорит, постоянно возвращаясь к этому термину много раз, о «внехрамовой литургии», т.е. о церкви, которая продолжается за пределами храма, постепенно охватывая всю жизнь. Бонхеффер говорит о «церкви для других». Это выражение ещё более удивительно. Если внехрамовая литургия находит хотя бы отклик в поэзии, как говорил Пастернак: «Природа, мир, тайник вселенной. Я службу долгую твою, Объятый дрожью сокровенной, В слезах от счастья отстою!», то о «церкви для других» не говорил до Бонхеффера никто и никогда». Различение «церкви для себя» и «церкви для других» – одно из ключевых в богословии Бонхеффера: «Церковь для себя хочет, чтобы ее стало больше, и чтобы у нее все было в порядке. Церковь для других – это та, которая хочет, чтобы жил мир, а она для него – распиналась. Это церковь Христа, она гонима. Бонхеффер говорит о ней необыкновенно простые слова: "Единственная имеющая право на существование церковь – это церковь для других"». Это церковь не рассчитана на преуспевание, а на жизнь Христа с людьми и предполагает определенный образ христианина. Христианин должен быть, прежде всего, просто человеком – любить людей и «пользоваться случаем», чтобы эту любовь выразить. Дитрих Бонхеффер сумел «воспользоваться случаем» и первый выступил против преследования и убийств евреев. Весной 1933 года он написал: «Неужели мы не понимаем, что арийский параграф не уничтожает евреев, он уничтожает христиан, он уничтожает церковь. Если мы христиане, мы все должны броситься под колеса нацистской машины». Мать Мария тоже говорила: «Неужели вы не понимаете, что речь идет не о евреях, речь идет о христианстве. И если мы христиане, то мы все должны надеть на себя желтые звезды».

Бонхеффер поставил перед церковью «еврейский вопрос» и призывал общество к покаянию. Несмотря на разные церковные и общественные ситуации в Германии тогда и в России сейчас, этот пророческий призыв к покаянию актуален и для нашей церкви, и для нашего общества. Анна Шмаина-Великанова отметила: «В России многие каются, совсем недавно читали имена репрессированных. Удивительна роль в этом Преображенского содружества малых православных братств. Оно провело 30 октября этого года во всех городах, в которых есть братства, городские вечера, посвященные жертвам советского режима. Оно работает вместе с «Мемориалом», осмысляет связь церкви и общества. И мне кажется, что не вздыхать надо о том, что в Германии хорошо каяться тем, кто ни в чем не виноват, и как плохо каяться у нас тем, кто во всем виноват. Нам лучше помогать Преображенскому содружеству в этой его удивительной деятельности».

В конце вечера была проанонсирована еще одна новая книга Дитриха Бонхеффера «Христианская этика», которая должна выйти в конце декабря 2012 года в издательстве Библейско-Богословского Института святого апостола Андрея.

 

Наталья Адаменко
Информационная служба Преображенского братства
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку