Настали ли лучшие времена

В издательстве Преображенского содружества малых православных братств выходит книга «Богу шоры не нужны». В нее вошла ранее никогда не издававшаяся и пролежавшая многие годы в личном архиве филолога Ирмы Кудровой переписка монахини Елены (Казимирчак-Полонской) и инокини Иоанны (Рейтлингер).

«Мне был передан еще и пакет разрозненных рукописей, чтобы я их сохранила «до лучших времен». Нынче эти времена, слава Богу, настали», — этими словами заканчивается статья Ирмы Кудровой «Сестры», которая служит послесловием к книге «Богу шоры не нужны». В ней опубликованы несколько писем двух духовных дочерей о. Сергия Булгакова, выбравших, хотя и в разное время своей жизни, но все-таки один путь служения Богу – быть монахинями в миру. А в качестве приложения к письмам добавлены небольшие зарисовки-воспоминания сестры Иоанны (Рейтлингер) и монахини Феодосии (Соломянской) о последних днях о. Сергия Булгакова, которые помогают понять, почему этот выбор был ими сделан.

Письма матери Елены и сестры Иоанны датируются отрезком времени в тридцать лет, с 1958-го по 1987 год. В истории нашей страны этот промежуток охватывает хрущевскую «оттепель», времена брежневского «застоя» и горбачевскую «перестройку», а по человеческим меркам это период смены целого поколения. Удивительно, что за это длительное время обе женщины не теряют способности к подлинному общению и взаимопомощи при том, что они не имеют возможности регулярно видеть друг друга.

Для сестры Иоанны 1958 год, которым датируется первое письмо, – трудное время. В 1955 году она возвращается из эмиграции в СССР, но направлена советской властью жить в Ташкент, фактически в изоляции, в «пустыне». К тому же в это время она отходит от церкви, разочарованная состоянием православия еще в Чехии, где ей пришлось жить до возвращения в Советский Союз. Однако эти духовные метания одного из лучших иконописцев XX века («Она внесла жизнь в то, что начиная с XVIII века превратилось в прикладное, если не шаблонное ремесло», – говорил о творчестве сестры Иоанны Н.А. Струве) стали стимулом для Елены Казимирчак-Полонской для написания писем из Ленинграда, которые мы теперь имеем возможность прочитать. В них она делится с «Юленькой» переживанием действия Божьего в своей жизни. Письма Елены Ивановны раскрывают перед нами образ настоящего миссионера и человека, решившего жить по Евангелию вне зависимости от внешних жизненных условий. Вот она свидетельствует о Боге следователю в тюрьме и, о чудо, допросы превращаются в проповеди, и, казалось бы, настроенный на уничтожение человек обращается в веру. Вот она находит подходящие слова для умирающего, и тот спокойно и без страданий отходит ко Господу, или для неверующей женщины-коммунистки внезапно потерявшей мужа, которые полностью меняют жизнь вдовы.

Письма от сестры Иоанны к Елене Ивановне коротки и в основном написаны уже рукой ее сестры Екатерины Кист, потому что в 80-е годы к потерянному в юности слуху прибавляется потеря зрения, и она уже не может писать сама. Однако несмотря на все немощи обеих престарелых сестер, как сестры Иоанны, так и Екатерины Кист, они полны любви и благодарности за возможность подлинного общения.

Одна из центральных тем писем Елены Ивановны – связь науки и веры. «Мне кажется, что наука может устранить препятствия к вере, но она не может непосредственно пробуждать веры, т.к. наука и вера в глубинном смысле различны», – пишет Казимирчак-Полонская. Эта одна из ведущих тем христианской апологетики XX века была чрезвычайно близка Елене Ивановне. Ведь она одновременно занималась исследованиями в области астрономии, совершив несколько научных открытий, и приводила своих знакомых на огласительные беседы к о. Кириллу (Гундяеву).

Интересно, что ранее неизвестные широкой публике письма двух сестер публикуются именно в год, когда исполняется сто лет со дня рождения Елены Казимирчак-Полонской. Наверное, это замечательный подарок к юбилею – услышать подлинный голос ушедшего двадцать лет назад человека.

Трудно однозначно сказать, лучшие ли настали времена по отношению к тем, когда эти письма были переданы одному из ведущих специалистов по творчеству Марины Цветаевой Ирме Кудровой, но сейчас мы точно можем открыто, не боясь гонений, узнавать опыт церковных людей, пришедших к Богу и в Церковь в досоветскую эпоху, а то, насколько мы его усвоим, сделаем реальностью своей духовной жизни, уже зависит от нас.

Татьяна Васильева
Информационная служба Преображенского братства
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку