Монархия как перспектива

Возвращение русского царя на российский престол: анахронизм или будущее народа

Об этом размышляет священник Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства и ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института.

Приближается столетняя годовщина убийства последнего русского царя и царской семьи, одного из гнусных преступлений, свершившихся в ХХ веке. Оно стало знаком безнаказанности злой силы, неправды, ненависти, беззаконной власти и власти беззакония на территории бывшей Российской империи. Когда люди задумываются о восстановлении справедливости на русской земле и в русском народе, то вопрос о возможности и целесообразности возвращения монархического правления так или иначе ставился и ставится разными людьми весь этот век, который недавно был назван веком «без веры, царя и отечества». Вопрос о перспективе монархии в России, как ни удивительно, остаётся актуальным.

Если смотреть с привычной для многих либеральной точки зрения, то кажется очень странно вообще всерьёз об этом говорить – ну какие монархии в наше время? Какая может быть монархическая власть? Хотя в Европе много осталось монархов, но они какие-то немножечко декоративные и, как думают многие, это практического значения не имеет, важно лишь, чтобы они не мешали, чтобы демократия цвела. Но на самом деле, я совершенно уверен, вопрос как национальной, так и политической формы нашей жизни не решён, и пока он не решится, будет стоять и вопрос о возвращении монархии.

Я лично не монархист, но я и не враг монархического правления. Я смотрю на Испанию, Британию и вижу, что в наше время монархия прежде всего может иметь значение  такого института в обществе, который способен сохранять национальную и культурную традицию. Сейчас это довольно актуально в разных странах, а в нашей стране – суперактуально, потому что в этом веке русская традиция и российская традиция были прерваны, и этот разрыв очень болезненный. Мало кому известно, как можно его преодолеть, а может, это и никому не известно. Пока этот разрыв не преодолевается, а скорее расширяется и углубляется. Но что-то надо делать! Без возрождения или нового обретения культурной и национальной традиции невозможно преодоление затянувшегося безвременья в нашей стране. Когда речь идёт о русской традиции, собственно о великорусской и общерусской, если под русской подразумевать не просто великороссов, а все русские племена – и малороссов, и белороссов, карпатороссов и так далее – всех вышедших из Руси племён, тогда вопрос традиции оказывается чрезвычайно актуальным. Многие беды нашей жизни оттого, что как раз традиции-то и нет. Жизнь не может строиться хаотически или механически, она не может строиться по произволу чиновников или кого-то ещё, кто считает, что он может быть родоначальником народных традиций.

Культура народа, в том числе культура власти, политическая культура – оказалась довольно сложным явлением, она очень трудно восстанавливается после великих потрясений и разрушений. Совершенно не обязательно в нашей стране требуется возрождение монархии, но если она наберёт силу, авторитет и найдёт адекватную форму осуществления, то это вполне возможно.

Для великороссов, прежде всего, и в общерусском контексте это было бы, может быть, совсем неплохо, потому что у нас до сих пор не возникли институции, которые смогли открыто говорить о необходимости возрождения русской традиции в России. А без русской традиции, понятно, Россия как Россия возродиться не может. Иначе она так и будет каким-то обломком или обрубком, не способным к полноценной жизни. Монархия могла бы сыграть в этом положительную роль, особенно если бы она добилась того, чтобы восстановили какую-то историческую справедливость и, пусть хотя бы и очень частично, но провели какую-то реституцию. Это имело бы реальное значение, даже если бы политическая составляющая этого проекта была очень ограниченной.

Монархия может быть нужна скорее как моральная власть и культурно-историческое, национальное начало и начало религиозное, духовное. Монарх не мог бы руководить церковью, как это бывало до революции, но он мог бы способствовать освобождению церкви от пережитков советского времени и при этом провозглашать в обществе какие-то религиозные, духовные ценности. Без восстановления настоящей церковной традиции Россия не возродится.

Так как институт монархии традиционный, то он вполне мог бы ставить перед собой целью оживление, возрождение и поддержку других общественных и культурных русских традиций. Я думаю, что это было бы реальным, даже при том, что не очень ясно, кто мог бы быть таким монархом: дом Романовых или какой-то иной дом в России. Это сложные вопросы. Чтобы их ставить и решать, нужно все-таки собрать что-то подобное Земскому собору или Учредительному собранию. Конечно, не может быть и речи ни о какой абсолютной монархии, но её уже не было и до революции октября 1917 года.

Этот вопрос на самом деле очень важный, и нам здесь есть над чем думать, хотя, повторяю, это не то, что должно быть обязательно в нашей стране. Это может случиться, если найдёт отклик в сердцах людей, которые всерьёз захотят возрождения страны – и народа русского, и Русской церкви, и русского государства, русской культуры. Важно, что это не нужно рассматривать только как политический проект. Политический момент, на мой взгляд, здесь должен быть на последнем месте.

Продолжение этого разговора состоится в понедельник 16 июля в Большом зале Дома русского зарубежья в 18:30 на круглом столе «Без веры, царя и отечества…»

Материал подготовил Олег Глаголев

 

www.s-t-o-l.com

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку