Милосердные

Ноябрьский семинар из цикла «Лики эпохи», проходящий в рамках Форума национального покаяния и возрождения, был посвящен людям особой чести

«Род Шаховских, к которому я принадлежу, – один из больших российских родов. В нем восемь ветвей и ныне почти шесть тысяч потомков, – рассказывает Елена Старостенкова, директор Благотворительного фонда «101 км. Подвижники Малоярославца». – То, что в каждом поколении Шаховских есть женщины, совершившие подвиг милосердия и любви к ближнему – это, на мой взгляд, свидетельство того, что лучшие качества души неистребимы в человечестве».

Елена Старостенкова
Елена Старостенкова

«Благотворительность и милосердие становились делом чести для целого рода, – говорит председатель Свято-Серафимовского малого братства Кирилл Мозгов. – Люди хранили доброе имя своих отцов и хорошо понимали, что те значительные средства и большие возможности, которыми они располагают, нужно использовать не только на себя. Перед Богом придется держать ответ, как ты распорядился своим богатством».

Кирилл Мозгов
Кирилл Мозгов

Однако сегодня мы вряд ли найдем в российских семьях большое число примеров такой непрерывной эстафеты любви, продолжающейся не одно столетие. Многие из лучших традиций, которые веками поддерживались в российском обществе, были прерваны в годы советской власти и надежно забыты. Начиная с конца 1917 года все благотворительные фонды были экспроприированы государством, поддерживаемые ими организации распущены. Только в Москве было закрыто около 200 богаделен, а их обитатели выгнаны на улицу. В Большой Советской Энциклопедии 1927 года написано, что «социальному строю СССР чуждо понятие благотворительности». Это была целенаправленная политика государства – строить новое общество и создавать нового человека, а все прежнее считать отжившим. 

«Сейчас мы видим, что в нашей стране дела милости возрождаются как инициатива снизу у самых разных людей, и это очень ценно, – говорит ведущая семинара историк церкви Людмила Комиссарова. – Но в дореволюционной России, как мы помним, традиция милосердного служения почти всегда была связана с христианской верой и способствовала особому собиранию людей». 

Людмила Комиссарова
Людмила Комиссарова

В середине XIX века в России стали создаваться общины сестёр милосердия – объединения женщин, собранных ради служения бедным и больным. Для тех, кто входил в эти общины, помощь обездоленным часто становилась вдохновенным делом всей жизни. Замечательно, что основателями таких общин всегда были женщины, принадлежавшие к высшему обществу, вплоть до членов царской фамилии, такие как Пётр и Терезия Ольденбургские, великие княгини Елена Павловна и Елизавета Фёдоровна Романовы. 

«Моя главная цель – облегчить людское страдание, открыть людям Божественный свет – быть маяком, – писала великая княгиня Елизавета Фёдоровна княгине Зинаиде Юсуповой. – Если Бог даст, пытаясь стать лучше, живя больше для других, научившись молиться с большей глубиной, я смогу стать людям настоящей опорой».  

Конечно, эта прерванная революцией попытка устроения великой княгиней Елизаветой общины сестер милосердия была не первой и не единственной. К сожалению, подобные общины обычно не поддерживались государственной властью и воспринимались как частная инициатива, осуществляемая по желанию и на средства своих основателей. В церкви также вопрос создания и устроения жизни таких общин не обсуждался на сколько-нибудь серьезном уровне. Из-за недостатка у членов общин милосердия опыта совместной христианской жизни в служении ближнему такие начинания не имели продолжения, созданные общины не становились духовными семьями, а превращались в организации, где женщин обучали профессионально ухаживать за больными. 

Анна Алиева
Анна Алиева

Но Марфо-Мариинская обитель будущей преподобномученицы Елизаветы стала принципиально новым явлением в жизни православной российской церкви и общества. Настоятельница и сестры обители стремились воплотить две главные заповеди – о любви к Богу и о любви к человеку – как в служении страждущим, так и в устроении общей жизни. «На примере жизни обители великой княгини Елизаветы Федоровны видно, насколько важно целостное отношение к человеку, а не только забота о его физическом здоровье, – говорит социолог Анна Алиева, преподаватель Свято-Филаретовского института. – Человек может потерять руки и ноги, но найти полноту жизни, восстановиться через любовь, деятельное внимание и отношение людей другу к другу, в основе которых будет пример следования за Христом».   

Ольга Мозгова
Ольга Мозгова
Виктория Осипова, Яна Яськова
Фото: Максим Соболев, Ника Артуньянц, Валерия Логинова, Ксения Сергеенко
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку