Любовь к врагам ведет к поиску друзей, а не врагов

О труднейшей заповеди Христа размышляет председатель Преображенского братства Дмитрий Гасак

– Есть одна сложная евангельская максима – любовь к врагам. Как Вы считаете, может ли она исполняться в современном мире?

Дмитрий Гасак: Как известно, о любви к врагам первым заговорил Иисус из Назарета, Христос, наш Господь и Спаситель. Эти слова прозвучали после того, как люди неплохо разобрались в том, что означает библейское выражение «око за око, зуб за зуб» (Лев 24:20). Эту заповедь часто вспоминают во время различных противостояний и столкновений как внутри одного народа, так и между различными народами. И часто забывают, что эта заповедь (кстати, не евангельская) находится в контексте целого кодекса правил, регламентирующих жизнь внутри народа, то есть среди своих. То есть того народа, который признает над собой власть и авторитет Господа Бога, Который и открыл этот Закон народу. Да, это Бог сказал: «Око за око, зуб за зуб». Но эта заповедь не инициирует месть. Она не предписывает в случае нанесенной обиды, если тебе, скажем, выбили зуб, непременно выбить зуб в ответ. Часто, почти что всегда, когда говорят об этом, забывают, что эта заповедь ограничивает зло, а не умножает его. Она говорит о том, что нельзя за выбитый глаз выбить два, нельзя за сломанную руку (даже если это рука твоего собственного ребенка) или украденную машину лишить человека жизни. В человеке может быть очень сильна энергия мести, агрессии, злобы и эта заповедь ограничивает месть, хотя и не устраняет ее до конца. Но ограничивает самым суровым образом. Человек, желающий жить в обществе, претендующий на уважение своих сограждан, соплеменников, соседей, ближних, не может поступать иначе.

И вот, впервые о совершенно новом отношении к врагам заговорил Христос: «Вы слышали, что сказано древним: «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас». Что имеется в виду? Что значит «любить врагов»? В каком контексте звучат эти евангельские слова? О каких врагах говорит здесь Господь? Это большой и очень серьезный вопрос. Обратите внимание, что когда Господь обращается к людям с этими словам, он исходит из того, что слушающие Его не предполагают обманывать, воровать, искать выгоды за счет другого. Он не предполагает, что люди конкурируют в делах неправедных. Напротив, Он исходит из стремления каждого достигать Божьей правды и добра в жизни. И Он говорит о том, как достигнуть в добре полноты. Ну, а добро, разумеется, восходит к Богу, который не делит людей на друзей и врагов. И если у тебя находятся враги, то ты, желая в жизни добра и стараясь его осуществлять, не можешь одним людям желать добра, а другим желать зла, даже если они желают зла тебе. Не может человек раздваиваться. Вот об этом речь.

Как это может осуществляться в современности? Я думаю, что, прежде всего, каждый должен задуматься о своих желаниях, а с другой стороны – о том, как они воплощаются в жизнь. Часто бывает так, что, желая доброго, мы причиняем другим боль, обиду. Очень часто, собирая в одном месте, мы расточаем в другом и, пытаясь созидать что-либо, на самом деле крадем. В такой ситуации абсолютной раздвоенности, когда люди преследуют взаимоисключающие цели, ни о какой любви к врагам речи быть не может. Более того, человек перепутает все на свете – и друзей, и врагов. И в нашей истории это бывало не раз.

30 октября мы ежегодно вспоминаем жертвы советских репрессий. Сколько людей было объявлено врагами и уничтожено! Для современной российской истории эта заповедь имеет особое значение. И то, что произошло в советское время, да часто и сейчас происходит, свидетельствует о том, что мы эту заповедь не просто забыли, мы ее не понимаем, не различаем смысл, вложенный в нее Богом.

– Действительно, сегодня зачастую заповедь о любви к врагам воспринимают искаженно, соединяют со словами «подставь другую щеку» (Мф 5:39), подразумевая под ней отказ борьбы за правду, в том числе за правду Божию. Другая крайность – пример из времен инквизиции, когда людей уничтожали и пытали, прикрываясь словами о любви к врагам, называя пытки средством для исправления грешника. Можете ли Вы сказать, где проходит граница между евангельской любовью к врагам и такого рода подменами?

Дмитрий Гасак: Она проходит там, где эта подмена совершается. Здесь снова примером может быть наш Спаситель, Его жизнь. Все-таки, коль скоро мы признаем себя православными, то есть христианами, истинно верующими людьми, то прежде всего мы должны обратить свой взор на нашего Господа. Ведь слова о любви к врагам и о том, как нужно поступать в случае, если тебя ударили по одной щеке, произнес Господь! И Он же сказал: «Не мир пришел Я принести на землю, но меч». Он же сказал: «Нет больше той любви, как если кто душу свою положит за друзей своих». Это все сказал один и тот же Господь, который и ныне, и всегда, и вовеки тот же. В Боге, как известно, противоречий нет, Он Сам Себе не противоречит, в отличие от человека. В чем же дело?

Да, мы призваны возлюбить врагов. Мы призваны прощать и, более того, мы призваны жертвовать, потому что в основе такого отношения к человеку, когда в ответ на нанесенный удар ты подставляешь противнику другую щеку, лежит самопожертвование. Дело ведь не в том, чтобы разбираться, кто лично нас обидел, а кто нет. Точнее сказать - на кого мы обиделись, а на кого нет. Конечно, любой человек обижается, может и готов обидеться на того, кто говорит ему вещи нелицеприятные. И наоборот, если говорят ему вещи ласковые, приятные, то он не обижается. Но такое поведение еще никак не отличает человека от любой твари, вообще говоря, в нем еще нет ничего собственно христианского, Христос не об этом говорит. Более того, Христос как раз утверждает, что если вы посчитали себя обиженными, не обижайтесь, поскольку обида – грех, при том очень тяжелый. И почему мы призваны благословлять проклинающих вас? Это ведь тоже важнейший вопрос. Так вот, речь идет не о личных обидах. Личные обиды надо прощать – и все тут. Враг – не тот, на кого мы обижаемся.

Вопрос, что называется, в истине. Мы ведь знаем, что Господь был очень строг к грешникам, особенно к тем, которые принимали вид благочестия, и обличал их со властью. Но, опять же, ни капли ненависти, агрессии и неправды в Его словах нет. Он обличал людей лицемерных, двуличных, которые говорят одно, а делают другое и при этом привыкли занимать первые места во всех собраниях. Господь обличал их за то, что говорят они о служении Богу и народу, а на самом деле служат себе, в свое духовное и материальное пузо богатеют. Он очень строго и решительно им об этом говорил, показывая им и всем, кто они есть на самом деле. И это, конечно, вызывало жуткую ненависть. Поэтому никогда не надо путать друзей и врагов. Такая путаница – вещь гибельная. Не надо с друзьями общаться как с врагами, а с врагами – как с друзьями. Компромиссы здесь очень дорого обходятся не только для отдельных людей, но даже для целых народов.

Но нужно жить по правде. И вещи называть своими именами, без агрессии, без желания кого-то уничтожить, отделить от себя. Нет, всякий духовно здоровый человек стремится к тому, чтобы всех объединить. Но объединить не агрессией против врагов, не воинствованием против них, а объединить, как говорил архимандрит Сергий (Савельев), замечательный исповедник ХХ века, «в заговоре любви». В этом – все.

– Вы согласны с тем, что человек становится христианином только тогда, когда он начинает исполнять заповедь о любви к врагам?

Дмитрий Гасак: В пределе, конечно, можно так сказать. Но кто знает, как и когда человек становится христианином? В чем это реально выражается помимо таинства крещения? Все-таки вера – это не просто некое отдельное качество человека, это не навык, или умение, или знания. Вера, скорее, окрашивает всю душу человека, характеризует его как целое. И прежде всего вера принадлежит Христу, то есть в Тому, Кто воплотил все сказанное Господом. А из этого уже следуют многие важнейшие для христианства вещи, в том числе и та, о которой Вы меня спрашиваете. Но условия такого в Евангелии нет. Христос не говорит: «кто не имеет любви к врагам, тот не достоин Меня». Он говорит о другом, Он призывает любить врагов, так же, как Он призывает подставлять другую щеку, так же, как Он призывает к любой жертве «за други своя», то есть ради любви, и не только к «ближнему», но и к «дальнему». О недостоинстве же Он говорит лишь одно: «кто не берет свой крест, тот недостоин Меня». И еще: кто «не исповедает Меня перед родом сим (то есть в мире сем), того и Я не признаю перед лицом Отца Моего». Из этого, конечно, следует и соответствующее отношение к врагам.

Вопрос, который Вы задаете, сложный, не поверхностный. В наше время его трудно ставить, чрезвычайно трудно. Прежде всего, потому, что трудно найти возможности в общественной жизни всерьез говорить о простых фундаментальных основах человеческой жизни – о правде, верности, свободе, долге, чести и т.д. Все в общественном сознании, и церковном в том числе, перемешено и далеко не всегда ясно, на что люди ориентируются, кроме своего достатка, выгоды, в том или ином виде выраженной. Надо помнить, что по своим целям и ценностям общество наше не похоже на христианское. Поэтому эти вопросы трудно ставить прямо, в лоб. Нужна мудрость, усилие ума и сердца, чтобы всерьез об этих вещах говорить. Даже многие православные, люди называющие себя православными, не в силах это понять. Что уж говорить о других. Поэтому для нас сейчас более актуальны вопросы, в постановке, свойственной более Ветхому завету, то есть «око за око» и т. п.

Прежде нам нужно перестать воспринимать как врагов наших соседей, сослуживцев, наших родных и близких, наконец. Необходимо потрудиться разглядеть человека таким, какой он есть, а не равнять все его качества под себя. Нам остро необходимо стать милостивыми, великодушными для того, чтобы хотя бы в какой-то степени обрести качество жизни народа как целого. Не «народонаселения», а именно народа, который отличается в числе прочего и способностью к внутренней консолидации, внутреннему единству на добрых основах, прежде единства внешнего, то есть территориального, политического и т.п. Необходимо ясно увидеть общие цели нашей жизни, увидеть их правдиво, сколь бы малыми или великими они нам ни показались. Да и есть ли они?! Прежде всего, необходимо ответить на эти вопросы. Нужно потрудиться стать равными самим себе, не преувеличивая своих заслуг перед историей, перед человечеством, перед самим собой. Нам остро необходима трезвенность – сестра правдивости. Полагаю, что отчасти и поэтому последним словом недавно убиенного отца Павла Адельгейма, было: «Бодрствуйте!».

– И последний вопрос: все-таки – можно ли научиться любви к врагам? Если да, то у кого и как?

Дмитрий Гасак: Можно и нужно. Но для этого стоит хорошо понимать, кто твои враги. Не нужно определять, кому ты враг. Важно определить, кто враги тебе по существу твоей жизни. Нужно разобраться, собственно, почему ты того или иного человека называешь врагом. Может быть, ты считаешь врагом человека, или народ лишь потому, что он на тебя не похож? Или потому что он говорит тебе не то, что тебе хотелось бы, то есть вещи нелицеприятные? Нужно разобраться, кто такой враг по-настоящему, а кто друг. И здесь необходима большая трезвенность. Любовь к врагам ведет не к поискам врагов, любовь к врагам ведет к поиску друзей. Я считаю, что нам всем следует немножко перенастроить наше самосознание. Надо искать друзей, а не врагов, а значит, первыми стремиться быть друзьями. И тогда вопрос любви, с Божьей помощью, прояснится в нашем сердце и разуме.

Беседовала Анастасия Наконечная
Информационная служба Преображенского братства


загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку