Кто такой русский человек?

06 ноября 2017
Об отличительных чертах русского человека XIX века говорили взрослые и дети на детской литературной гостиной в Екатеринбурге

На встрече, организованной родителями Свято-Екатерининского малого православного братства и участниками Детского центра духовного развития (Екатеринбург) собрались вместе взрослые и дети, чтобы поделиться впечатлениями от прочитанной повести Николая Семеновича Лескова «Кадетский монастырь».

Для лучшего знакомства с произведением с самого начала познакомились с личностью и жизнью его автора, Николая Семеновича, с героями повести, с историей 1 Петербургского кадетского корпуса*, о котором идет речь в произведении, и об истории написания самой книги.

«Я думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ...», – так говорил сам о себе Лесков. Такое знание народа, его традиций, радостей, горестей жизни родилось у Лескова в результате постоянной жизни рядом с простыми людьми, «в народе», и в связи с его судебной и писательской деятельностью, по делам которой он много ездил по деревням и весям России.

В начале встречи вспомнили те произведения автора, которые гости уже раньше читали, такие как, «Житие одной бабы», «Леди Макбет Мценского уезда», «Соборяне», «Левша», «Христианские предания», «Человек на часах» и т.д.

Интересно было узнать, что зачастую Лескова обвиняли в том, что у него нет четкой морали в произведениях, что он дает как бы додумывать своим читателям и делать вывод самим. «Меня часто обвиняли, что в моих рассказах действительно трудно различать между добром и злом, и что даже порою будто совсем не разберешь, кто вредит делу и кто ему помогает. Это относили к некоторому врождённому коварству моей натуры», – писал сам Лесков.

Что же нового о русском человеке XIX века узнали гости встречи из повести «Кадетский монастырь»?

На примере главных героев книги, «четырех праведников», как называет их сам Лесков, лучших преподавателей корпуса, о которых впоследствии оставили воспоминания многие выпускники в своих мемуарах (Перский, Бобров, Зеленский и «отец архимандрит»), удалось поговорить о таких чертах, как честь, самопожертвование, братскость, доверие, умение слушать, желание помочь, дружество, крепкая вера, совесть. Особенно детям запомнилось наставление, которое давал директор кадетского корпуса новичкам: «Главное – вы знайте только самих себя и никогда не пересказывайте начальству о каких-либо шалостях своих товарищей. В этом случае вас никто уже не спасет от беды». Характеризуя это учебное заведение, Лесков писал, что там «насаждался и процветал дух праведничества и бессребреничества, высшего благородства и самопожертвования и благочестия». Ценности, как кажется, малодоступные современной школе… Взрослые поинтересовались, какие наставление дают ребятам их преподаватели в школах? Не разбивать стекла, не шуметь на уроках, не бегать на переменах… Это основное.

Еще детей удивило то, как заботились эти люди о настоящем образовании детей, а не о формальном обучении, как, несмотря на запреты высшего руководства корпуса (Демидова Николая Ивановича (1771–1833) – генерал-адъютанта; участника Прусского похода 1807 г. и Финляндской кампании 1808 г.; с 1825 г. – главного директора Пажеского и Сухопутного корпусов и члена Совета военных училищ), собирали их, устраивали чтения, давали много дополнительной литературы, зачастую, даже изолируя их в лазарет под видом болезни. «Добрый и просвещенный человек, каким, несомненно, был наш доктор Зеленский, не мог не чувствовать, как это ужасно (запрет библиотеки начальством и запрет читать дополнительную, не военную, литературу – прим. авт.), и не мог не позаботиться если не пополнить ужасающий пробел в наших сведениях (потому что это было невозможно), то по крайней мере хоть возбудить в нас какую-нибудь любознательность, дать хоть какое-нибудь направление нашим мыслям».

После прочтения отдельных сюжетов из книги взрослые и дети разделились на команды, каждой из которых досталось задание – поставить несколько сцен из повести («Котлеты не есть! Раненым»; «Здравствуйте, деточки!»), нарисовать главных героев с описанием их отличительных черт, составить кодекс чести кадетов, ориентируясь на те ценности, которые увидел и описал в личности педагогов Лесков. И сами постановки, и рисунки, и кодекс были удивительны! Детям удалось уловить то главное и важное, что пытался передать своим читателям Лесков – о том, что надо слушать и слушаться, помогать «даже бунтовщикам», если они в беде, лечить раненых, кормить голодных, поддерживать наказанных, хранить свою честь, учиться жертвовать своим ради других, доверять старшим, помогать младшим. Особенно ценно, что это говорили сами дети 7-13 лет…

Немного с грустью, но и, как нам показалось, с надеждой Лесков заканчивает повесть такими словами: «Их время прошло, нынче действуют другие люди, и ко всему другие требования, особенно к воспитанию… Может быть, те, про которых я рассказал, теперь были бы недостаточно учены или, как говорят, "не педагогичны" и не могли бы быть допущены к делу воспитания, но позабыть их не следует. То время, когда все жалось и тряслось, мы, целые тысячи русских детей, как рыбки резвились в воде, по которой маслом плыла их защищавшая нас от всех бурь елейность. Такие люди, стоя в стороне от главного исторического движения… сильнее других делают историю. И если их "педагогичность" даже не выдержит критики, то все-таки их память почтенна, и души их во благих водворятся».

Гасли свечи, затихала музыка, расходились гости, наполненные впечатлениями от этого удивительного знакомства с тем, кого даже критики-современники называли «самым русским из русских писателей, который всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть» (Д.П. Святополк-Мирский). Хочется надеяться, что в шумном потоке современного мира, обилии информации и развлечений, в детских сердцах осталось ощущение настоящего и подлинного, что безусловно дает неформальная нешкольная встреча на глубине с русской литературой.

 

Елена Каштанова

 

* Военное учебное заведение в Санкт-Петербурге. Был открыт по приказу императрицы Анны Иоановны в 1731 году. Изначально корпус задумывался для подготовки военных, но позже стал готовить и гражданских чиновников. Одновременно с военными науками здесь преподавались языки: немецкий, французский, латинский, «оратория» и др. Коренное изменение произошло в 1794 году, когда корпус возглавил М.И. Кутузов, он провёл реорганизацию согласно указаниям Императора Павла I. В повести Лескова речь идет о 1800-1863 гг. деятельности корпуса под руководством Перского Михаила Степановича (1776–1832) – генерал-лейтенанта, директора (1820–1832) Первого кадетского корпуса в Петербурге (1820–1882), участника Итальянского похода А. В. Суворова (1799).

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку