Как узнать христианскую общину?

21 декабря 2017
О том, как на этот вопрос отвечает известный богослов Дитрих Бонхеффер – в докладе Лидии Крошкиной, преподавателя Свято-Филаретовского института и члена Преображенского братства
Дитрих Бонхеффер
Дитрих Бонхеффер
Доклад «Дитрих Бонхеффер о критериях качества жизни общины» основан на двух книгах Дитриха Бонхеффера – «Жить вместе», в которой он описал жизнь христианской общины в Финкенвальде, а также на книге «Хождение вслед»

Перед тем как говорить о критериях качества жизни христианской общины, надо сказать, что Дитрих Бонхеффер подразумевает под общиной, какие принципиальные основания и необходимые условия для ее образования он видел.

Бонхеффер не считает для христианина жизнь в общине непременной. И связывает он это с тем необходимым действием, заповедью, послушанием, которое ведет христианина вслед Христу. «Христос, – говорил он, – жил среди врагов, был покинут учениками, оставшись на Голгофе в полном одиночестве в осмеянии и позоре. Потому и жизнь христианина должна протекать среди врагов и лишений». Возможность жить христианам в общине, «в видимом сообществе» друг с другом Дитрих Бонхеффер считает великой милостью Божьей, подарком милости из Царства Божьего, которая дана не всем. Узникам, миссионерам приходится пребывать в одиночку. «Телесное присутствие других христиан является для верующего», по мнению Бонхеффера, «источником ни с чем не сравнимой радости»[1], тем более что никто не знает, как долго она продлится.

Для Бонхеффера «опыт глубочайшего одиночества» – основа для жизни в общине: «Не умеющий быть один пусть поостережется и сообщества. Он нанесет и себе самому, и сообществу только вред <…> другая ситуация: кто не пребывает в сообществе, тот боится и одиночества <…> лишь находясь в общине, можем мы быть в одиночестве; и только тот, кто одинок, может жить в общине. Одно неотделимо от другого» [2]. «Призыв Иисуса идти вслед превращает ученика в одиночку <…>  Призван каждый в одиночку. И пойти вслед он должен один. Христос хочет сделать человека одиноким, чтобы человек видел лишь Того, кто его зовет» [3].

Что такое христианская община для Дитриха Бонхеффера? Это «единение через Иисуса Христа и в Иисусе Христе» [4].

Чтобы говорить о критериях качества жизни общины, необходимо хотя бы в общих чертах сказать о критериях качества жизни христианина. Ведь для того чтобы случилось «единение через Иисуса Христа», принципиальным для каждого христианина оказывается жизнь через посредство Христа. Христос – посредник, и должен стать этим посредником по отношению ко всему в нашей жизни. Не должно быть ничего непосредственного, никаких непосредственных, то есть прямых, в отсутствии Христа, отношений. Мир сей жаждет стать таким посредником, занять это место Христа, которое неизбежно ведет к идолопоклонству. «Даже в теснейших узах его (христианина) жизни, в кровных связях с отцом и матерью, с детьми, братьями и сестрами, в брачной любви, в исторической ответственности у него не может быть ничего непосредственного. Между сыном и отцом, между мужем и женой, между отдельным человеком и народом стоит Христос <…> Теперь у нас нет пути к другому, кроме пути через Христа» [5]. И между братом и братом в общине должен обязательно стоять Христос. Непринятие этого принципиального духовного условия приводит христианина к нечистым желаниям в общине. Тот, кто жаждет непосредственного общения, не преодолел свое «я», именно «я» он ставит на то место, где должен быть Христос.

Итак, христианская община – это «единение через Иисуса Христа и в Иисусе Христе» и не это идеал, это божественная реальность, духовная, а не физическая. Цель ее – единение во Христе, ибо только в единении во Христе мы становимся носителями послания спасения, и в этом замысел Бога о Церкви.

Дитрих Бонхеффер указывает условие рождение общины – «великое разочарование». Что это значит? То же самое, только уже не на личном уровне. Мы вместе должны прийти к тому, что только через Христа мы можем быть вместе, мы должны расстаться с иллюзиями, мечтаниями о себе и друг друге, которые приводят к гордости и самонадеянности. «Только сообщество, познавшее великое разочарование со всеми его безрадостными и скверными явлениями, начинает становиться тем, чем оно должно быть перед Богом <…> Чем раньше наступит час этого разочарования для каждого лично и для всего сообщества, тем лучше будет для всех. Сообщество же, которое не смогло вынести и пережить этого разочарования, которое упорно придерживается выдуманного образа <…>, утрачивает стойкость и рано или поздно распадается» [6].

Итак, каковы же критерии жизни общины? Критерии – это признаки, качества, являющиеся основанием для того, чтобы сообщество христиан можно было бы назвать общиной.

Я буду приводить их парами – критерий и антикритерий.

1. Благодарность – недовольство. Какой дух живет в общине – дух благодарности, который выражается вовне в постоянном умножении даров и даже числа общинников. «Ежедневный рост общины (как внешний, так и внутренний – Прим. авт.), – свидетельство силы живущего в ней Господа» [7]. Благодарящий за малое, принимает и большое – это принцип христианской жизни [8].

 

2. В отношениях друг к другу это выражается еще в одной паре признаков: ходатайственное – обвинительное отношение друг к другу  и к общине. Общинник и особенно ее старший «не должен жаловаться на свою общину, даже перед Богом не должен, не говоря уже о людях; не для того ему доверена община, чтобы он становился ее обвинителем перед Богом и людьми» [9].

 

3. Тяга к Слову и молитве – тяга к человеку. «Слово правит» в общине, «оно связывает братьев», а не привязывает, как это происходит в непосредственных взаимоотношениях. Отсюда Дитрих Бонхеффер выводит еще одну пару – духовная и душевная действительность, духовное единение и душевное желание, духовная и душевная любовь.

«Духовное сообщество – это сообщество призванных Христом, душевное – сообщество набожных душ. В духовном – агапэ, упорядоченное братское служение, смиренное подчинение брату, в душевном – темная любовь доброго и одновременно злого позыва – эроса, хаотичное стремление к наслаждению, смиренно-высокомерное подчинение брата собственному желанию» [10].

Главное условие продолжения существования общины – совместно овладеть умением различать разницу между человеческим идеалом и божественной действительностью, между душевным и духовным общением [11]. Дитрих Бонхеффер так определяет разницу между духовной и душевной любовью: «Душевная любовь не особо нуждается в истине, она объявляет истину относительной…. Душевная любовь "желает" другого человека, его ощущения, его взаимной любви, но она ему не служит. А там, где ее служение видно другим, она, скорее всего в самом деле "желает". … Душевная любовь ради истинного сообщества не способна перенести отмену сообщества, ставшего неистинным; она неспособна любить врага, причем именно такого, который серьезно и упрямо ей сопротивляется. … Душевная любовь является по сути желанием… душевного единения. Она сама делает себя самоцелью, объектом, божеством… И пока она еще как-то может это желание удовлетворять, она не будет от него отказываться даже ради истины, ради истинной любви к другому. Но там, где ей уже никак нельзя ожидать исполнения своего желания, там для нее и "начинается враг" и здесь она превращается в ненависть, презрение и клевету. Но именно здесь начинается любовь духовная, … которая наполнена не желанием, а служением. Духовная любовь даруется Христом, она служит лишь Ему одному, она знает, что у нее нет непосредственного доступа к другим людям. Христос стоит между нею и другими» [12].

В этом ключ общинно-братских отношений. Мы не должны позволять себе стремиться к «непосредственному, то есть без Христа, общению» друг с другом. «Мы можем принимать другого только через посредство Иисуса. Душевная любовь создает свой образ другого, образ того, кто он есть, и того, кем он должен стать. Она берет жизнь другого в собственные руки. Духовная же любовь распознает истинный образ другого, данный Иисусом Христом, – это образ, на который Иисус Христос повлиял и намерен влиять. …Духовная любовь … не будет пытаться достичь душевного сотрясения другого на основе сугубо личного влияния, беспардонно вторгаясь в его жизнь… напротив, она встретит человека ясным Словом Божьим… Таким образом, она будет больше говорить с Христом о брате, чем с братом о Христе. Она знает, что ближайший путь к другому человеку идет через молитву ко Христу и что любовь к другому совершенно связана с истиной во Христе. …Душевная любовь живет неконтролируемыми и неподдающимися контролю желаниями – духовная любовь живет в ясности служения, предписанного истиной. Душевная любовь влечет за собой человеческое порабощение, привязывание, судорожность – духовная любовь порождает свободу брата под влиянием слова. Вот главное условие существования для любой объединенной жизни христиан: совместно владеть умением различать разницу между человеческим идеалом и божественной действительностью, между духовным и душевным общением. Для христианской общины это вопрос жизни и смерти…» [13].

 

4. Необходимо сказать еще об одном критерии: служение – наслаждение (потребление).

Дитрих Бонхеффер пишет: «У каждого члена общины есть свое место, но это не то место, где он самоутверждается, а место, где он имеет возможность служить» [14]. У каждого члена общины есть свое поручение.

Самое высокое служение в церкви – это служение словом Божьим: «Никакое служение не может с ним сравниться, и любое иное служение направлено именно на служение Словом». Но это – максима, Бонхеффер также выделяет в служении следующие ступени.

Служение слушания: «Первое служение ближнему состоит в том, чтобы его слушать». Всё начинается с этого. «Если кто-то не может слушать своего брата, тот скоро не будет слушать и Бога, он и пред Богом говорить будет только сам» [15]. Наивысшее слушание – в исповеди.

Служение кротости: кто намерен учиться служению, тому необходимо сначала научиться думать о себе самом как о чем-то незначительном. Стремление к собственной славе препятствует вере. Кто ищет собственной славы, тот уже не ищет Бога и ближнего своего.

Служение помощи: оно заключается в действенной готовности к помощи.

Служение несения бремени: оно состоит в том, чтобы выносить другого человека. Это закон вынесения. Брат является тяготой. Только в качестве тяготы, а не объекта для господства другой человек является братом.

Там, где верно совершаются эти служения, может совершаться и служение Словом (служение провозглашения).

Служение авторитета: настоящий духовный авторитет только там, где есть стремление исполнить служение слушания, помощи, вынесения и провозглашения.

 

5. Праздничность – будничность (обыденность) жизни сообщества. Но – «ищи Бога, а не радости».

 

6. Ненависть ко греху – любовь ко греху (самооправдание и самопрощение). Община – это место, где ненавидят грех. В общине «грех ненавидят, признают и прощают, – там происходит разрыв с прошлым», там начинается «новая жизнь» [16].

 

* Доклад впервые прозвучал в 2013 году на одном из семинаров Преображенского братства, посвященном критериям качества общинной жизни.

 

Лидия Крошкина

 

[1] Бонхеффер Д. Жить вместе.

[2] Там же.

[3] Бонхеффер Д. Хождение вслед.

[4] Бонхеффер Д. Жить вместе.

[5] Бонхеффер Д. Хождение вслед.

[6] Бонхеффер Д. Жить вместе.

[7] Бонхеффер Д. Хождение вслед.

[8] Бонхеффер Д. Жить вместе.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Там же.
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку