Из Смольного в Кремль

13 апреля 2018
Столетний юбилей перенесения столицы из нашего города в Москву прошел не слишком замеченным. А ведь событие действительно было знаковым: как считают многие исследователи и публицисты, оно поставило точку в «петербургской» странице российской истории, начатой Петром Великим.
Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

В выпуске «Наследия» от 16 марта («В Москву. Временно») мы уже рассказывали об исторической подоплеке этого события. Тему продолжили участники одной из «исторических бесед», которые проходят в нашем городе под эгидой Свято-Филаретовского православно-христианского института и культурно-просветительского центра «Покровский остров».

В ходе обсуждения прозвучало: перенося столицу из Петрограда в Москву, большевики руководствовались в первую очередь практическими соображениями. И среди них не только опасность, грозившая из-за наступавшей германской армии. Были и другие причины, о которых напомнил доктор исторических наук Борис Колоницкий: колоссальный рост криминала в Петрограде - пьяные погромы, которые приходилось усмирять силой оружия, уличная преступность. В городе было очень неспокойно.

- Смена столицы вполне естественным образом лежала в русле других действий большевиков, направленных на то, чтобы переделать весь прежний уклад жизни. Практически одновременно был изменен календарь, правописание, отменены церковные браки, - напомнила представитель музея «Смольный» Ольга Федорова.

Однако переезд в Москву все-таки был импровизацией.

- Большевики понимали, что многие их сторонники могут воспринять отъезд правительства из Петрограда как поражение, - подчеркнул Колоницкий. - Ведь пришлось покидать Смольный - символ победившей революции. Это особенно беспокоило Льва Троцкого. Однако Ленин возразил ему: мол, ничего страшного, зато мы будем в Кремле. Действительно, чем не сакральное место?

- За полгода до того, как большевики перенесли столицу, подобный шаг фактически сделала православная церковь, избрав в 1917 году местом пребывания Поместного собора не Петроград, а Москву, - подчеркнул старший научный сотрудник Государственного музея истории религии Александр Буров. - Это имело важное символическое значение. Не случайно Поместный собор называл себя «церковным учредительным собранием».

И именно в Москве, а не в Петрограде в конце 1917 года впервые после петровских времен избрали патриарха. А что это означало для православного жителя России? Царя нет, но зато есть патриарх. Поэтому у большевиков была веская причина переноса столицы - не допустить появления альтернативного центра власти, тем более в Первопрестольной.

- Иначе, наоборот, существовала опасность, что Москва оказалась бы центром притяжения антибольшевистских сил, - отметил Буров. - «Сорок сороков» Первопрестольной были для большевиков явным конкурентом. Его нужно было либо устранить, либо поставить себе на службу.

И еще на одну деталь сделали акцент участники дискуссии.

- Ленин произвел очень важную вещь с точки зрения аппарата государственного управления: он порвал со старой бюрократией. Многие москвичи независимо от их политических взглядов получили карьерные лифты, которые очень эффективно использовали. А жители Петрограда, соответственно, их утратили, - считает Колоницкий. - Но образование осталось на столичном уровне, традиция воспроизводилась еще долгие годы. Да, наш город несколько «зациклен» на культуре, в том числе и потому, что начиная с 1920-х годов те, кто хотел бы реализовать себя на госслужбе, шел в культуру, науку, образование. А для многих «бывших» Петроград - Ленинград оставался своего рода нишей, шансом на выживание в новых условиях.

По мнению кандидата филологических наук Дмитрия Калугина, доцента Санкт-Петербургской школы социальных и гуманитарных наук, потеря столичного статуса была мощным ударом по самолюбию горожан. Недаром поэт Андрей Белый говорил: «Если же Петербург не столица, то - нет Петербурга. Это только кажется, что он существует»...

spbvedomosti.ru
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку