Кто такой «Иван, не помнящий родства»?

08 июня 2017
Ответ на вопрос о том, как преодолевать беспамятство в своей жизни, искали участники цикла встреч «История моей семьи» в Екатеринбурге
В центре – ведущий цикла встреч «История моей семьи» Дмитрий Каштанов, директор «Бюро Исторических Исследований», председатель Свято-Екатерининского малого православного братства
В центре – ведущий цикла встреч «История моей семьи» Дмитрий Каштанов, директор «Бюро Исторических Исследований», председатель Свято-Екатерининского малого православного братства

«Иван, не помнящий родства» – так в русском народе принято называть тех, кто не знает и не желает знать своей истории, культуры, своих предков… На самом деле это не фразеологизм и не народная присказка, а факт из биографии конкретных людей. Именно так – «Иван, родства не помнящий» – записывали в Ревизиях населения Российской империи и в «Полицейских протоколах» беглых крестьян, скрывавших место, откуда они сбежали, каторжан, дезертиров, сектантов – это были так называемые «бродяжеские прозвища». Например, А.П. Чехов писал: «У бродяг самое употребительное имя Иван, а фамилия Непомнящий. Девица Наталья Непомнящая, когда я спросил ее, какой она губернии, сказала мне: "Всех понемножку"». Таких людей, согласно «Полицейским протоколам», было в России великое множество. Позже появились в Российской империи целые семьи с фамилиями Непомнящие, Ничьих, Безфамильные и так далее.

В истории нашей страны было много событий, которые приводили к разрывам родовых связей. После отмены крепостного права молодые люди из крестьянского сословия уезжали из деревень в города, иногда попадали в другой социальный слой – купечество, мещанство. Если ребенок рождался до революции вне брака, его могли отдать в другую семью, дать другую фамилию. Дворяне семьями и по отдельности уезжали из России во время революции. Люди покидали родину в разное время и по разным поводам. В годы советских репрессий и Великой отечественной войны члены многих семей теряли друг друга, оказались разбросанными по всей стране. К тому же советские времена принесли понятия «чуждый классовый элемент», «враг народа»: о родственниках, попавших в эти категории, родители боялись рассказывать детям, семейные документы уничтожались. Что-то из истории наших семей сегодня уже не восстановить, а среди того, что восстановить удается, есть то, что не слишком радует (например, если предки были сотрудниками НКВД или ГПУ, теми, кто подписывал приказы о репрессиях и расстреливал). И, тем не менее, голос предков взывает к нам о том, чтобы беспамятство было преодолено.

Сегодня многие россияне интересуются своей историей, восстанавливают родословные, занимаются поиском информации о воевавших и пропавших без вести родственниках, поднимают архивы, узнавая судьбы репрессированных родных. Цели у всех разные. Кому-то просто интересно, кому-то важно восстановить справедливость, а чья-то цель – выяснить, что произошло с его семьей и, в конечном счете, с его страной.

Для того, чтобы помочь людям разобраться в этой непростой теме, был задумал цикл лекций‑встреч «История моей семьи», организованный Свято-Екатерининским малым православным братством. Тем более актуально это сейчас – в 2017 году, когда исполняется сто лет событию, которое кто-то называет «Великой революцией», а кто-то «Великой трагедией», антропологической катастрофой, произошедшей в России.

В самом начале цикла на вопрос, помнят ли участники встреч имя и отчество своих прадедов и прабабушек, большинство отвечали отрицательно. Как показывают исследования, все, что помнит среднестатистический русский (а точнее, советский) человек, – это два-три колена своего рода. Самые «продвинутые» в вопросах истории семьи владеют информацией о родственниках до пятого колена. Для сравнения: среднестатистический итальянец, немец и француз знают свой род на глубину как минимум триста лет.

Сегодня есть возможность узнать о своем роде до одиннадцатого, двенадцатого и более колена. В этом могут помочь областные и центральные архивы, краеведы, библиотеки, многочисленные родоведческие ассоциации, генеалоги-волонтеры и т.д. Во многих архивах прекрасно сохранились древние документы – Метрические книги, Ревизские сказки, Исповедные росписи, Посемейные списки и так далее. Так, например, в Российском государственном архиве древних актов и в Российском государственном историческом архиве находятся на хранении данные практически по всем губерниям Российской империи I-VI ревизий (1710-1808 гг.), Ландратские книги*. Более поздние документы XIX века хранятся в местных областных архивах. Многие из них дублируются в других архивах, так как населенные пункты переходили из состава одной губернии в другую. Например, село Ольховка (территория современной Курганской области) исторически принадлежало к пяти губерниям – Екатеринбургской, Курганской, Пермской, Оренбургской и Вятской, а значит и документы по ее жителям нужно искать в пяти областных архивах. Краеведы и библиотекари, а также местные историки открыты для общения, делятся своими находками и наработками.

В период с ноября 2016 года по июнь 2017 года прошло три цикла встреч «История моей семьи», каждый из которых состоял из трех лекций. Постоянные участники – около пятидесяти человек – начали восстанавливать свою родословную. И многим уже удалось разобраться с семейными документами, начать поиск в государственных архивах, наладить общение с родственниками (несколько человек даже нашли тех родственников, о которых ранее не имели представления).

На встречах об истории семьи люди задавали вопросы и делились своим опытом поиска «корней». Они свидетельствовали о том, что что-то меняется в жизни. Вот, например, один из отзывов участницы таких встреч: «Не могу не поделиться своей радостью. После этих встреч-лекций я начала поиск и нашла своего дедушку! Начинала поиск, даже не зная его отчества. Нашла и родственника – моего троюродного брата. Этот родственник живет в Беларуси и уже девять лет составляет историю нашего рода. Но именно со стороны моего дедушки сведений не имел, и тут нашлась я. Дальше все, как в индийском кино: у меня был кусочек фото – дедушка, бабушка и их первый ребенок, а у этого родственника – остальная часть фото, где изображен весь наш род! Оказалось, мы из Ставрополя, предки были мещанами, род офицеров, все военные, много претерпели после революции 1917 года. Невероятное счастье – находить свои корни! Хожу, как под решетом счастья и радости, всех вокруг заражаю поисками родных. Сегодня разговаривала с мамой этого найденного брата из Беларуси... Она приглашает в гости, живет в нашем родовом доме, где даже мебель сохранилась. Многое могла бы мне рассказать. Низкий поклон за лекцию и за ваше служение по раскопкам рода. С большой благодарностью, Елена».

Кроме собственно самой по себе интересной информации о роде (кого как звали, кто, где и когда родился, какой социальный статус был у предков, где трудились и воевали) через истории конкретных семей постепенно восстанавливается в памяти и история нашей страны. Тогда сухие цифры учебников начинают вдруг оживать. Например, оказывается, что «Отмена крепостного права 1861 г.» – это вполне конкретное событие, в результате которого семья оказалась на улице без хлеба и еды. А «Реформа Столыпина 1906-1917 гг.» привела предков в земли Урала. А «Годы советских репрессий 1920-1950 гг.» оставили без кормильцев большинство русских семей. И так далее.

Дмитрий, один из участников встреч об истории семьи, сказал, что «теперь, когда мне кто-нибудь скажет, что "Сталин – эффективный менеджер", я буду четко знать, в чем была та самая "эффективность" сталинских методов и смогу ответить, как "эффективно" посадили в лагеря мою бабушку и маму, как расстреляли деда». Еще один участник встреч Михаил, говоря об истории страны, подчеркнул: «Такая история требует переосмысления и раскаяния, и только так можно все это пережить». 

Итогом прошедших в течение полугода встреч станет «Фестиваль семейной истории», который состоится 8 июля 2017 г. На фестивале будут работать разные площадки, в том числе о том, как жила русская семья в XVIII-XX вв. В рамках фестиваля пройдут несколько исторических встреч-семинаров о революции 1917 г., а в заключение планируется открытие «Музея семейной истории», где будут представлены истории семей, которые удалось восстановить за это время.

Текст и фото Елена Каштанова

* Ландратские книги или Ландратская перепись – подворная перепись, проведенная в ряде губерний России в 1716—1717 годах (в некоторых пунктах началась с середины 1715 года по отдельным указам) по указу Петра I от 10 декабря 1715 года. Проведение переписи было поручено ландратам (от нем. land — земля, страна, rat — совет) — местным чиновникам, стоявшим во главе ландратских доль.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку