«Я выполнил свой долг перед погибшими»

К 100-летию со дня рождения А.И. Солженицына в Электростали прошли чтения «Архипелаг ГУЛАГ»

В Электростали состоялось открытие совместных чтений глав книги А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Чтение прошло в Центральной городской библиотеке имени К.Г. Паустовского с участием Свято-Павловского и Крестовоздвиженского братств, читателей библиотеки и приглашенных гостей

Чтения Архипелага ГУЛАГ

Солженицына сегодня знают во всем мире как лауреата Нобелевской премии, выдающегося писателя, социального мыслителя. Александр Исаевич – одна из ключевых фигур в истории XX века, но прежде всего он известен как автор эпохального романа «Архипелаг ГУЛАГ».

Елена Цезаревна Чуковская, постоянно оказывавшая помощь А.И. Солженицыну, в интервью для фильма «Тайная история Архипелага ГУЛАГ» дала такую оценку этой книге: «Архипелаг ГУЛАГ – это одно из главных событий XX века. Если учесть, что в конце концов не состоялось никакого суда над коммунизмом, слово Солженицына оказалось единственным, которое позволяет судить о том, что у нас произошло».

Поскольку советская пропаганда утверждала, что ленинско-сталинский строй самый гуманный, книга «Архипелаг ГУЛАГ» не могла появиться в СССР. Поэтому она писалась в условиях строгой секретности, а первые тома произведения Александра Солженицына были выпущены в Европе в 1973 году. В России книга появилась официально только после горбачевской перестройки, в 1990 году. А до этого советские люди читали рукописные варианты, хотя за распространение книги можно было получить тюремный срок.

Елена Калистратова рассказала нам историю, которая произошла в Москве в конце 70-х годов прошлого века. У одного знакомого заболел сын. Он долгое время находился в постели и попросил отца почитать ему «Остров сокровищ». В книжных магазинах книги в продаже не оказалось. Отец стал искать её у букинистов. Подходил, спрашивал и наконец получил положительный ответ у одного человека, снующего около букинистического магазина. Продавец запросил немыслимую цену, но ради сына не жалко! Осторожно сунув в руки счастливому отцу свёрток с книгой, таинственный продавец исчез. Когда уже дома книга была развернута, все ахнули. Это оказался не «Остров сокровищ», а «Архипелаг ГУЛАГ». Такое название было у этой запретной книги для конспирации.

Елена Калистратова (Крестовоздвиженское братство)
Елена Калистратова (Крестовоздвиженское братство)

Чтение открыла Людмила Луцук из Свято-Павловского братства. Она напомнила, что с XIX века в России бытовала традиция совместного чтения в кругу семьи или друзей. Это было, пожалуй, важнейшим занятием культурных людей. В русских семьях было принято читать друг другу книги вслух: стихи, прозу, исторические и научные произведения, обсуждать прочитанное. Чтения не имели специальной целевой установки, а были естественным атрибутом духовного общения взрослых между собой, с детьми, выражением нравственных исканий. В наше время эта традиция утрачена. Телевизор, радио и компьютер заняли место книги и свели общение людей до контактов.

Людмила Луцук (Свято-Павловское братство)
Людмила Луцук (Свято-Павловское братство)

Общим для произведений А.И. Солженицына является их глубокий исследовательский характер. Читать его книги – это всегда большой интеллектуальный труд, на который решаются не все. Поэтому Солженицын остаётся до сих пор не прочитанным своими соотечественниками. Совместные чтения, сопровождаемые совместным исследованием текста, позволило участникам встречи осмысленно прожить содержание первой главы книги – «Арест». И трудно читаемый Солженицын вдруг стал интересен.

Внимание участников чтения привлекло исследование автором поведения людей во время ареста. Солженицын отмечает тот факт, что, как правило, никто не сопротивлялся, не кричал и не звал на помощь, бездействовал, никак не противостоял государственной машине насилия, которая наезжала на человека, имея целью его уничтожить. Чем вызвана была такая покорность? Ответом однозначно прозвучало слово – страх. Но Солженицын не страх называет первопричиной такого поведения людей при аресте. Он пишет: «Политические аресты нескольких десятилетий отличались у нас именно тем, что схватывались люди ни в чём не виновные, а потому и не подготовленные ни к какому сопротивлению. Создавалось общее чувство обречённости, представление (при паспортной нашей системе довольно, впрочем, верное), что от ГПУ-НКВД убежать невозможно». В другом месте: «Всеобщая невиновность порождает и всеобщее бездействие». Действительно, как было догадаться крестьянину, что в государстве, объявившим себя государством рабочих и крестьян, он – крестьянин – первейший смертельный враг этого государства.

Содержание отрывка, прочитанного Еленой Семеновой из Крестовоздвиженского братства, вызвало у неё вопрос, с которым она обратилась к присутствовавшим: «Какие черты машины идеологического насилия и жертвы этого насилия мы унаследовали и продолжаем нести дальше?» Были названы – безличность, равнодушие к происходящему вокруг.

Елена Семенова (Крестовоздвиженское братство)
Елена Семенова (Крестовоздвиженское братство)

На фоне исследования Солженицыным процесса превращения невинных людей в заключенных Архипелага ГУЛАГ исключительно интересным является описание его собственного ареста и его отношения к нему. Солженицын был арестован 9 февраля 1945 года в штабе пушечной артиллерийской бригады 63-й армии, где он служил. Сам он считает, что его арест был лёгким, поскольку он не вырвал его из объятий близких, не оторвал от дорогой нам домашней жизни. И ещё, командир раскрыл ему причину ареста, хотя это категорически запрещалось знать арестованному.

Всё происходившее с Солженицыным после ареста в дальнейшем было типичным для подобных ситуаций. Он не протестовал против ареста, не пытался бежать, когда его сопровождали в Москву на Лубянку, молчал на всём пути следования. Время показало, что это молчание было пророческим: «А я — я молчу ещё по одной причине: потому, что этих москвичей, уставивших ступеньки двух эскалаторов, мне всё равно мало — мало! Тут мой вопль услышат двести, дважды двести человек — а как же с двумястами миллионами?… Смутно чудится мне, что когда-нибудь закричу я двумстам миллионам…»

Время показало, что жизненный путь длительностью в 11 лет, который прошел Солженицын от Голгофской Лубянской площади через Архипелаг ГУЛАГ до освобождения и реабилитации, имел глубокий смысл. На этом пути он обрёл призвание – стал голосом миллионов невинных людей, погибших в лагерях ГУЛАГа.

Дарованный ему талант писателя и мыслителя Солженицын направил на борьбу с ложью и насилием в мире. В своей нобелевской лекции Александр Исаевич заявил, что литература и искусство способны противостоять лжи и безжалостному натиску открытого насилия. Он писал: «Против многого в мире может выстоять ложь, — но только не против искусства. А едва развеяна будет ложь, — отвратительно откроется нагота насилия — и насилие дряхлое падёт». Как же избежать участия во лжи? Совет Солженицына прост – «не участвовать во лжи, не поддерживать ложных действий! Пусть это приходит в мир и даже царит в мире, — но не через меня».

Виктория Богданович, правнучка «врага народа» Ивана Михайловича Богдановича, арестованного в Ленинграде в 1937 году, рассказала, что семья её прадеда в течение длительного времени верила тому, что получив срок 10 лет без права переписки, он был сослан в Казахстан и жив. На самом деле Иван Михайлович был расстрелян в тюрьме сразу после ареста. Его же семья, как семья «врага народа», была сослана в Ухтпечла́г (Ухтинско-Печорский исправительно-трудовой лагерь). Сама Виктория родилась в Ухте. Виктория выразила благодарность А.И. Солженицыну за мужество, проявленное им в написании «Архипелага ГУЛАГ» и публикации книги за рубежом, поскольку обнародование правды о массовых репрессиях способствовало ускорению процесса реабилитации жертв репрессий и их возвращению домой.

Виктория Богданович (Крестовоздвиженское братство)
Виктория Богданович (Крестовоздвиженское братство)

Елена Кравцова поделилась соображением, что человеку свойственно искать причину нестроений и катаклизмов не внутри, а вовне себя, списывая на обстоятельства, правителей, эпоху те душевные и духовные кризисы, которые он переживает. А когда в кризисе находятся даже не тысячи, а миллионы жителей огромной страны, объяснить это какими-то рациональными причинами крайне сложно. Хочется от всего отстраниться, не думать о прошлом или говорить: ведь это было так давно...

Елена Кравцова (Крестовоздвиженское братство)
Елена Кравцова (Крестовоздвиженское братство)

Но зло и страх рождаются внутри человека, и насаждают их тоже люди, но особого сорта, которых Александр Солженицын исследует так же внимательно, как и жертв. Впрочем, жертвами можно считать обе стороны, и карателей, и арестованных. Вспомнилась повесть Фазиля Искандера «Кролики и удавы». В ней главные герои, с одной стороны, – кролики, а с другой стороны, – удавы, которые без кроликов и жить бы не смогли. Побеждать в себе привычки кролика очень трудно, но необходимо для обретения свободы. Александр Исаевич всю писательскую жизнь трудился для того, чтобы научить этому современников и нас, потомков.

 

Приглашаем желающих разделить с нами опыт совместного чтения «Архипелага ГУЛАГ» и в сентябре вместе прочитать главу «Голубые канты».

Контакты: e-mail: festival@bk.ru; телефон: +79653594804 (Наталия Комарова).

Наталия Комарова

 

Фото Сергея Комарова

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку