«Я ясно осознал, что нужно служить Богу»

1 августа в Москве прошел вечер памяти, посвященный 80-летию протоиерея Павла Адельгейма и 5-летию его мученической кончины
Протоиерей Павел Адельгейм
Протоиерей Павел Адельгейм

В начале вечера прозвучали слова проповеди протоиерея Павла Адельгейма: «Слушать слово Божье, слышать слово Божье, принять его в свое сердце – это дело необходимое. Без него не состоится наш фундамент. Но точно так же он не состоится, если мы этим словам не будем верны».

Отец Павел следовал слову Божьему всегда. «Вся жизнь этого удивительного человека была примером такого искания воли не своей, но Божьей, и действенного, дерзновенного ее воплощения», – подчеркнул ведущий вечера Константин Обозный, заведующий кафедрой церковно-исторических дисциплин и член Преображенского братства. На сцене, сменяясь одно  другим, звучали слова самого отца Павла – фрагменты его проповедей и биографии, стихи, отрывки из его книг, а также воспоминания о нем его друзей и близких. За короткое время перед участниками вечера еще раз предстал любимый, такой близкий и живой образ отца Павла – всё то, в чем заключалось и его служение, и его умение благодарить Бога за трудности, видеть связь между всеми событиями своей жизни и воспринимать ее целостно, как Божий дар и замысел.

Константин Обозный
Константин Обозный

«Где-то лет в 13–14 я уже решил твердо, что буду священником… Однажды я шел, размышляя по дороге, и вдруг ясно осознал, что нужно служить Богу», – вспоминал отец Павел о своем детстве, проведенном в ссылке в Казахстане, в общине св. Севастиана Карагандинского. Этому решению отец Павел остался верен всю свою жизнь.

Вечер памяти отца Павла Адельгейма

Исключенный в 1959 году по политическим мотивам из Киевской духовной семинарии Павел Адельгейм уехал в Средне-Азиатскую епархию, где в то время нашли пристанище после лагерей и тюрем многие исповедники веры. Среди них он обрел своих духовных учителей. На вечере прозвучали воспоминания отца Павла об этих людях на выставке «Граждане Божьего града» в 2013 г.: архиепископе Ермогене (Голубеве), человеке поразительной твердости, умевшем в одиночку противостоять государственной системе и не только выжить, но и делать дело Церкви, «хранить правду и говорить так, как он мыслил»; архимандрите Борисе (Холчеве), всю свою жизнь соизмерявшем с промыслом Божьим, строившим «свою судьбу жизнью в Боге»; отце Серафиме (Суторихине), каждый свой день начинавшем таким образом, чтобы иметь возможность послужить Литургию. «Я могу только хорошие впечатления рассказать о жизни в Ташкентской епархии, – вспоминал протоиерей Павел Адельгейм об этом периоде. – Тогда всякое было, но помнится только хорошее. Было очень хорошо. Такой круг людей, с таким количеством добрых людей, причем каждый из них чрезвычайно значимый».

Архимандрит Серафим (Суторихин) и отец Павел Адельгейм
Архимандрит Серафим (Суторихин) и отец Павел Адельгейм

Совсем скоро начался путь исповедничества и самого отца Павла. В 1964 году он получил назначение на приход в Каган, где по его инициативе в кратчайшие сроки был построен храм на месте аварийного саманного дома, выделенного для собраний общины. Строительство храма и другая активная церковная деятельность отца Павла вызвали реакцию властей, и в 1969 году по сфабрикованному обвинению в клевете на советскую власть он был осужден на три года лагерей. Из лагеря отец Павел вернулся на одной ноге, которую потерял во время покушения, инициированного начальником лагеря. Всю свою жизнь, до самой мученической смерти отец Павел будет находиться под наблюдением. Несмотря на это, он всегда бесстрашно продолжал отстаивать Божью правду, собирать Церковь там, где он был – будь то в советское время в Фергане, где ему удавалось успешно противостоять попыткам уполномоченного Рахимова развалить приходскую общину, или же в постсоветское время в Пскове, когда приходилось отстаивать соборность в Церкви уже от правящего архиерея.

Отец Павел с прихожанками храма св. Николая в Кагане
Отец Павел с прихожанками храма св. Николая в Кагане

В отце Павле мужество сочеталось с удивительной добротой, мягкостью, вниманием к каждому человеку, с которым свел его Господь. О нем до сих пор помнят люди, которые знали его много лет назад. Специально к дню памяти было записано интервью с семьей Семкиных, тесно общавшихся с отцом Павлом во время его короткого служения в Алуксне (Латвия). «Он старался никогда не навязываться, он был очень тактичный, настолько тонкий человек – это редкость, – вспоминает Семкина Эльвира Иосифовна, – и главное, что отец Павел нас никогда в жизни не боялся, ведь никаких секретов не было». Такие отношения любви, доверия и открытости были удивительны для людей на фоне всеобщей настороженности и необходимости быть чрезвычайно аккуратными в высказывании суждений даже хорошим знакомым.

В начале 2000-х гг. отец Павел Адельгейм регулярно участвовал в научно-богословских конференциях, проводившихся Свято-Филаретовским институтом, а с 2008 года начал читать в нем курс лекций по проблемам каноники и экклезиологии, ближе знакомясь с жизнью Преображенского братства. В то же время в Пскове на приходе отца Павла началось оглашение небольшой группы братьев и сестер, ставших впоследствии его прихожанами. «Для нас, членов Преображенского братства в Пскове, отец Павел Адельгейм стал пресвитером в изначальном раннехристианском смысле. Батюшка был для нас и наставником, и учителем, и предстоятелем, и родным человеком – братом и отцом для старших, и дедушкой для младших…» – вспоминает Константин Обозный. 10 февраля 2013 года на праздничной трапезе-агапе псковской группы отец Павел вошел в Преображенское братство.

На вступление в братство протоиерей Павел Адельгейм прочитал стихотворение Вячеслава Иванова «Свершается церковь, когда / Друг другу в глаза мы глядим». По свидетельству духовного попечителя Преображенского братства отца Георгия Кочеткова, со словами того же стихотворения совершенно независимо от отца Павла в свое время вступал в братство Сергей Сергеевич Аверинцев. Отец Георгий рассказал, как отец Павел долго размышлял о вступлении, с особым вниманием и ответственностью относясь к своему делу в братстве, как всегда относился к своему служению в церкви: «Он с молодых лет знал, что такое общинная жизнь в Церкви, когда во главе стоят святые люди. Он проник в тайну Церкви как братства во Христе, братства в Духе Святом… Отец Павел, насколько можно судить, последний новомученик нашей церкви, священномученик. Он был убит за веру, за правду Христову, за Церковь. И не верится, что прошло уже пять лет. Мы – все, кто его знал, кто был к нему близок – наверно, чувствуем, что он как будто не уходил от нас, и мы с ним как будто не расставались. Это такая связь любви, доверия, надежды, которая – я верю – не прервется никогда».

Священник Георгий Кочетков
Священник Георгий Кочетков

Свидетельства тех, кому довелось общаться с отцом Павлом, очерчивают его образ как многогранно одаренного и при этом удивительно цельного человека. О его скромности и простоте рассказывает заведующая Богословским колледжем СФИ Людмила Комиссарова: «Если вы знакомились с отцом Павлом и общались с ним, вы никогда не чувствовали, что это какое-то иерархическое лицо. Он всегда общался очень просто, очень открыто, с большой любовью и с большим уважением к собеседнику, кем бы он ни был – сестра, или брат, или ребенок».

Людмила Комиссарова, заведующая Богословским колледжем СФИ
Людмила Комиссарова, заведующая Богословским колледжем СФИ

Это подтверждает отец Игорь (Кузьмин): «Мне вспоминается его простота и сердечность в общении. Казалось бы, с таким человеком можно говорить лишь на серьезные общечеловеческие темы, а о. Павел легко входил в разговор и начинал говорить в легком, душевном ключе. Это была искренняя простота и радость от общения с людьми, которые сейчас находятся рядом».

Кирилл Мозгов, руководитель издательства СФИ, отмечает точность и верность протоиерея Павла Адельгейма в своих словах: «Отец Павел говорил и писал очень продуманно, с одной стороны очень лаконично и очень точно, с другой стороны – очень глубоко. Его мысль всегда очень последовательна и структурирована. Поэтому его тексты не так трудно воспринимать, но при этом понимаешь, что в смыслы еще нужно входить».

«Отец Павел проявлял удивительную ответственность за тех людей, с которыми его свел Господь, – вспоминает декан факультета религиоведения СФИ Маргарита Шилкина, описывая поездку в паломничество к отцу Павлу. – Он всегда рассказывал о других людях, и о тех священниках, которые были в общине, через которую он входил в церковь, и рассказывал так, что после этого хотелось об этих людях узнавать».

Маргарита Шилкина, декан факультета религиоведения СФИ
Маргарита Шилкина, декан факультета религиоведения СФИ

В своей последней проповеди за несколько дней до трагической гибели отец Павел Адельгейм говорил о Церкви и о людях, достигших святости. Ее главный знак – единение человека с Богом, которое «начинается не в загробной жизни, а начинается на земле. И с тех пор, как оно начинается, человек уже не отделяется от Бога. Он живет благодатной жизнью с Ним и эта жизнь – Жизнь вечная. Потому что и на земле, здесь, она возможна, и за пределами смерти, когда человек восходит в новую жизнь, благодатная жизнь продолжается. Это и есть та Жизнь вечная, познание которой заповедано каждому христианину».

«Все, что говорил отец Павел о своих учителях, можно сказать и о нем, – поделилась своими размышлениями председатель Воскресенского братства Ольга-Олеся Сидорова в заключение вечера, – все, что они делали, было и в его жизни. Особенно пронзительно для меня прозвучали слова архимандрита Бориса (Холчева), что они счастливы, потому что видели людей святой жизни. То же можно сказать и о нас – и мы счастливы, что мы видели таких людей, как отец Павел. Я думаю, именно так передается жизнь Церкви, церковное предание – благодаря тому, что есть такие настоящие рыцари Церкви, люди Церкви».

Видео вечера памяти можно посмотреть здесь.

Мария Хосина

 

Фото Максима Соболева, Марии Кайковой

Вечер памяти отца Павла Адельгейма
Вечер памяти отца Павла Адельгейма
Вечер памяти отца Павла Адельгейма
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку