Главное о человеке в это время – его убивали

21 сентября 2019
Выставка «Человек на переломе», посвященная событиям 1917-1918 годов, будет работать в Российском православном университете с 21 сентября по 20 ноября

Нарастающая социальная и политическая напряженность в российском обществе, неумение и нежелание ее мирно и конструктивно разрешать вновь адресует нас к событиям более чем вековой давности. Угол зрения открывшейся выставки «субъективный» – она говорит голосами свидетелей тех лет.

«Мы не хотели приводить весь перечень дат и цифр, но дали слово тем, кто сам переживал это время, – говорит руководитель авторского коллектива Светлана Чукавина. – Выставка состоит из документов, мемуаров, дневников, писем людей, стоявших на разных позициях, в них много субъективного, но это дает возможность вникать в происходившее через их искреннее простое слово».

Цифры здесь играют особую роль, они стали эпиграфом: «С начала 1917 года до конца Гражданской войны наша страна потеряла от 12 до 18 миллионов человек». «Если говорить о человеке в это время, – продолжает Светлана Чукавина, – его убивали. Вот главное, о чём говорят эти цифры». 

Светлана Чукавина
Светлана Чукавина

Самый важный вопрос о революции в России – не о том, как она изменила политический строй, экономику и государственные границы, а как она изменила и всё ещё меняет человека и наш народ.

«В 2019 году мы продолжаем начатый два года назад разговор о революции, который был сложным именно потому, что это разговор о настоящем, – говорит Алексей Козырев, заместитель декана философского факультета МГУ. – Очень важно духовно и религиозно осмыслить феномен революции. Преображенское братство и Свято-Филаретовский институт одни из немногих, кто стал говорить о революции в этом ключе. Каково её влияние на человека, на его нравственную судьбу, на его религиозный выбор? Можно сколько угодно говорить об уникальности советской эпохи и её достижениях, но это не искупает крови, которая безвинно пролилась, и духовного преступления людей, которые разжигали революцию и гражданскую войну».

Алексей Козырев
Алексей Козырев

Сегодня не принято вспоминать о поддержке церковью страдающего народа и ее сопротивлении антинародной большевистской власти, которое не могла себе позволить никакая другая общественная сила. «Начиная с Поместного собора церковь обрела голос и могла влиять на ситуацию в стране, – говорит Светлана Чукавина. – В письмах Собору в августе 1917 года, в уже начавшейся разрухе, видно, как люди надеялись, что церковь сможет повлиять на людей, на правительство – и трагедия прекратится».

«В октябре 1918 года патриарх Тихон поздравил Совет народных комиссаров с годовщиной и напомнил, с какими лозунгами большевики пришли к власти и чего успели добиться за год. “Декрет о земле” – и начинающуюся продразверстку, военный коммунизм и красный террор. “Декрет о мире”– и жестокое военное подавление несогласных с большевиками. “Декрет о свободе” – и закрытие всех небольшевистских газет. После этого патриарх попал в списки главных врагов Советской власти и вскоре был арестован»,  – говорит декан исторического факультета СФИ Константин Обозный.

Дмитрий Гасак
Дмитрий Гасак

Представленные на выставке документы и воспоминания показывают степень разрушения, которой подверглись русский народ, церковь и все общественные институты в нашей стране. Эта разрушенность во многом объясняет, почему сегодня даже благородные и внешне справедливые требования и обвинения как в адрес церкви, апатичного общества или власти оказываются часто бессильными и в каком-то смысле немилосердными. Экспозиция дает возможность посмотреть на нашу историю, как мало кто сейчас смотрит, позволяет увидеть и пожалеть тех, из кого состоят эти власть, церковь и общество, и задуматься, можно ли ещё восстановить выбитое и вытравленное в них человеческое.

«Год столетия революции показал, что проблема оценки событий 1917 года не столько в том, что сталкиваются очень разные политические или исторические взгляды, позиции культурологов, социологов, – считает председатель Преображенского братства Дмитрий Гасак, сколько в разных духовных оценках, разном понимании добра и зла. В этом видится главная проблема в осознании и преодолении того, что произошло в 1917 году». 

«Любой народ, и русский, и мой сербский, имеет в своей жизни периоды подъема и падения, – сказал, приветствуя устроителей и гостей выставки епископ Моравичский Антония (Пантелич), декан Философско-богословского факультета РПУ, представитель Патриарха Сербского при Патриархе Московском и всея Руси. – Когда мы смотрим на эти стенды, то видим, как за несколько лет, то есть исторически – буквально во мгновение было разрушено и разорено то, что строилось и созидалось веками».

От имени ректора РПУ игумена Петра (Еремеева) устроителей и гостей выставки приветствует епископ Моравичский Антоний (Пантелич), представитель Патриарха Сербского при Патриархе Московском и всея Руси, декан Философско-богословского факультета РПУ
От имени ректора РПУ игумена Петра (Еремеева) устроителей и гостей выставки приветствует епископ Моравичский Антоний (Пантелич), представитель Патриарха Сербского при Патриархе Московском и всея Руси, декан Философско-богословского факультета РПУ

«Перелом, трагедия, катастрофа, Голгофа – не хватает слов, чтобы точно и сполна описать тот кошмар, который увидела Россия сто лет назад, – обратился в приветственном слове на открытие выставки Олег Щербачев, предводитель Российского Дворянского собрания, – тот морок, в который она впала, и тот грех, который остался лежать на всех нас».

Последствия катастрофы XX века до сих пор продолжают ощущать на себе потомки изгнанных из страны всех русских родов и сословий, веками созидавших нашу землю, культуру и русское государство. На них, спустя почти тридцать лет после исчезновения СССР с карты мира, до сих пор распространяются ленинские и сталинские декреты, лишившие их дедов и прадедов всех гражданских прав, домов, имущества и доброго имени.

Сергей Самыгин
Сергей Самыгин

«Мы не можем получить обратно наше право быть русскими только потому, что в 1923 году был декрет Ленина, позднее возобновлённый Сталиным, лишавший гражданства всех русских, которые оказались за рубежом, – говорит Сергей Самыгин, потомок князей Мещерских и дворян Самыгиных, вернувшийся в Россию тридцать лет назад. – Мой дед не хотел уезжать из России. Его арестовали, и в начале 20-х, испытав на себе, что такое ленинские лагеря, бежал из России. Он беженец, а не эмигрант! И сегодня Голицыны, Оболенские, Мещерские, приходя в консульство, слышат: не хотите ли вы стать русскими?»

Но эта перевернутость представлений о достоинстве, правах, о том, кто хозяин, а кто захватчик сказывается не только на потомках русских беженцев. И перед теми, чьих дедов и прадедов никуда не выгоняли, не менее остро стоит вопрос о том, чтобы решиться жить на этой земле как наследники и хозяева.

Экспонаты выставки
Экспонаты выставки

«Люди, прошедшие тяжелые страдания оставили нам завещание о том, что мы не имеем права не верить в Россию, – говорит Светлана Чукавина. – Это поразительно, потому что это те, у кого были самые серьезные основания перестать верить в Россию, в ее народ, в ее судьбу – и они не перестали. Давайте к ним прислушаемся, потому что если у нас будет вера: вера в Бога и вера в Россию – тогда что-то можно будет сделать».

Экспозиция будет открыта для посетителей ежедневно с 21 сентября по 20 ноября 2019 года с 10:00 до 18:00, кроме дней, когда проходят события РПУ. Экскурсионные группы – с 8:00 до 20:00. Запись на экскурсию: +7 (963) 975-17-25; +7 (968) 764 52 12. 

Организаторы выставки – Преображенское содружество малых православных братств, Культурно-просветительский фонд «Преображение» и Свято-Филаретовский православно-христианский институт, при поддержке Российского православного университета.

Олег Глаголев, Софья Андросенко
Фото: Александр Волков, Олег Глаголев
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку