Этика после этики

08 мая 2019
Кто и как формирует духовные и нравственные нормы в современном обществе, говорили люди церкви, деятели культуры и волонтёры

Эксперты констатируют тотальную деформацию представлений о добре и зле в современном российском обществе. Возможно ли в ситуации этического нигилизма ставить вопрос о восстановлении нравственных и духовных норм? На что они могут опираться и какими могут быть сегодня, после опыта XX века, который превратил само понятие «норма» в репрессивный инструмент по борьбе с инакомыслием? Об этом говорили участники конференции «Этика после ГУЛАГа», состоявшейся в Санкт-Петербурге 6-7 мая.

Юлия Балакшина, доктор филологических наук, учёный секретарь СФИ, председатель оргкомитета конференции

Люди, которые внимательно наблюдают за судьбой нашей страны, за происходящими в ней внутренними процессами, настроены крайне пессимистически и даже апокалиптически. Недавно Сергей Сергеевич Хоружий на одной из наших конференций в Подмосковье делал доклад «О миссии последнего регистратора», в котором описал, как менялась нравственность в нашей стране в течение ХХ века. Так вот, начиная с 1917 года и даже раньше, с Первой мировой войны, этические нормы начали разрушаться. Каждый следующий этап советской жизни приносил смену нравственных норм, и в результате произошла полная разбалансировка. В 1990-е годы, когда страна стала выбираться из советского прошлого, у людей был духовный порыв, отчасти выраженный фильмом Тенгиза Абуладзе «Покаяние». Если бы в те годы это покаяние произошло: чёрное было бы названо чёрным, белое белым, верх верхом, низ низом, – то система координат имела бы шанс на восстановление. Однако этот импульс к покаянию очень быстро угас, и теперь мы имеем то, что имеем. Одновременно в нашей стране могут возводиться и памятники Ивану Грозному, и Стена плача в память о жертвах репрессий. И то, и другое существует под знаком плюс, мол, всё это – наша история.

Но это происходит не только в сфере отношения к историческому прошлому. Это происходит и в повседневной жизни, когда люди вообще перестают понимать, что есть добро, что зло, что есть хорошо, а что плохо, часто руководствуются только какими-то инстинктами, а не голосом совести.

На конференции мы вместе попытались разобраться, что такое эти духовно-нравственные нормы, какими они были в нашем народе в предыдущие времена и эпохи, на чём они могли быть основаны и на что мы могли бы опираться сегодня, ставя вопрос о восстановлении этих норм. На проблемных дискуссионных столах мы собрали представителей разных социальных групп, которые, как нам видится, сегодня могут влиять на формирование этических норм – это люди церкви, учителя и деятели культуры, представители волонтерских организаций.

Священник Георгий Кочетков, ректор СФИ:

Духовные и нравственные нормы и в обществе, и в самой церкви сейчас размыты и противоречивы, в сознании людей существует все что угодно – от советского мышления до домостроя. Нет единства, доверия между всеми слоями населения, слова расходятся с делами и у священнослужителей, и у мирян. Нет общей жизни в церкви – единства между епископами, священниками, мирянами. Нет единой ответственности церкви, народа и общества, так же как нет чувства единого призвания. В такой ситуации не понятно, для чего мы собраны вместе и куда мы должны двигаться. Нет авторитетов – старших и больших в народе, нет реального общения, жажды личного и совместного служения.

Для многих даже Бог не авторитет, не то что церковь. С церковью понятно – многие имеют основания не доверять ей, ведь она не покаялась за сотрудничество с советской властью, не приложила особых усилий к возрождению себя, народа и общества. Поэтому так нужны сейчас в церкви личные примеры и какой-то новый убедительный язык, способные помочь современному обществу прийти в себя после всего того, что с ним произошло за последние сто лет. Значит, нужно менять отношение к Богу, к себе, к людям через устроение церковных и национальных общин и братств, нужно вновь полюбить Бога и ближних, свою землю, традицию, культуру. А для этого нужно усвоить и опыт новомучеников и исповедников, и опыт русского религиозного возрождения XX века.

Какие духовно-нравственные нормы являются приоритетными, сказать сейчас трудно. От чего нужно освободиться – тоже сколько людей, столько и мнений. Мне думается, что прежде всего надо преодолеть неразборчивое послушание любому начальству – церковному и светскому. Нельзя просто служить удовлетворению интересов жесткой вертикали иерархической власти. Не должно быть желания смирять других, видеть чужие грехи, а не свои. Плохо, когда люди хотят в первую очередь думать о своей выгоде, благополучии, не желая жертвовать собой, своим.

В церкви сложились недолжные нормы – больной аскетизм без чувства меры с неевангельским лозунгом «спаси себя и тысячи вокруг спасутся», вся эта старцемания, чудомания, обрядоверие, магизм, безличностность, боязнь ответственности – всё это очень серьезные вещи. Нужно думать, как это преодолеть.

Нельзя подменять церковную соборность индивидуализмом или коллективизмом. Нельзя терпеть безнадегу, маловерие, нелюбовь к ближнему, несвободу, суеверие, ложь. Слишком много мифов и ненужного символизма в богослужении, жизни, учении, в церковном устройстве. В свое время они имели педагогическое направление – по принципу «сказка ложь, да в ней намек». Но к мифам стали относиться слишком всерьез, понимать их один к одному. Может, виноват тот самый тупой рационализм современных людей, я не знаю. Сейчас это работает на минус – мифы в житиях святых, иконах Богоматери, мифы о прозорливости, чудесах, псевдопослушании. Столько всего недолжного здесь наговорено-написано, что страшно становится.

Приоритеты должны быть расставлены как-то по-другому, вплоть до противоположности тому, что мы имеем. Чтобы церкви быть хранительницей духовных норм, ей нужно восстановить очень ясное сознание: соборное и глубоко личностное, просвещенное Духом Святым, верой, надеждой и любовью.

Церковь не отвечает на основные запросы людей – она, может быть, и хочет ответить, но не отвечает и выглядит в глазах народа как охранительная структура господствующих слоев общества и государства, как стяжатель и жесткая иерархическая структура – без любви, свободы и справедливости. Она ни за кого не печалуется и ни о ком бескорыстно не заботится. Разве это норма? Богослужение у нас часто роскошное и бессмысленное. Разве это норма?

Так что необходимо собирание здоровых сил. И тезисы Форума общецерковного и национального покаяния и возрождения, которые мы предлагаем, как раз об этом. Это попытка найти выход – целостный всесторонний выход из создавшегося положения. Это трудно, немного опасно, но без этого невозможно, потому что если люди не объединят свои силы на этом поприще, то будет просто мрак.

Софья Андросенко, Олег Глаголев
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку