Есть долголетие и бессмертие?

Джордж Макдональд Чёрч (George McDonald Church), профессор Гарвардской медицинской школы, член Национальной академии наук США и Национальной инженерной академии утверждает, что старение и даже смертельные заболевания будут побеждены в течение ближайшего десятилетия

После заявления Чёрча все тут же заговорили о бессмертии, но Джордж Чёрч сказал лишь: «Через десять лет возможно создание клеток, неуязвимых к действию практически всех известных вирусов, а также прионным и раковым заболеваниям». Осталось «подредактировать» всего 400 000 генов, что современной науке по силам. В серьёзности и обоснованности утверждений одного из авторитетных мировых генетиков не приходится сомневаться. Значит всё же бессмертие и вечная молодость возможны? Уже для нас с вами? Или опять вкралось маленькое «но», в котором можно утопить Париж и все национальные академии?

Мечте человечества о вечной молодости и бессмертии и посвящённым всему этому сенсациям – не одна тысяча лет. Капли датского короля, молодильные яблоки, корень жизни, эликсир бессмертия. Над этим не приходится смеяться. Старение – печально, смерть – нагла и возмутительна.

Джордж Чёрч исследовал около 900 из 1000 генов кишечной палочки и внёс 321 изменение (мутацию) в ряд генов, после этого бактерия стала невосприимчива к действию вирусов. Учёный считает, что по аналогии можно будет перепрограммировать и человеческие гены, что потребует порядка 400 000 мутаций. Он полагает, что после этого люди тоже станут невосприимчивы к радиационному излучению, вирусным инфекциям, старению, исчезнет рак и т.д.

Джордж Чёрч
Джордж Чёрч

– Ещё в 2015 году после заявления Чёрча на конференции в Калифорнии о возможной победе над старостью реакция  была не только восторженной, – говорит старший преподаватель Свято-Филаретовского института, генетик Галина Муравник, – так специалист по молекулярной медицине Клаус Раджевский (Klaus Rajewsky) написал, что «хотя манипулировать генами мы уже научились, подробного и точного описания их функций всё ещё нет». Без этого мы не можем модифицировать гены, потому что не знаем, что получим. Мне видится верной  взвешенная позиция Эрика Лэндера (Eric Lander), главы Броадовского института в Кембридже, написавшего после выступления Чёрча, что «невиданные возможности по редактированию генома требуют таких же мер предосторожности».

Старение

К проблеме старения Чёрч тоже подходит как к болезни, что принимают не все. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) старение относит к естественным свойствам человека, а не заболеваниям, поэтому любые препараты от старения запрещено испытывать на людях. Но не на других живых существах. Известны результаты генетических экспериментов над круглым червём нематодой. У него удалось отключить ген, отвечающий за старение, и продолжительность жизни нематоды увеличилась на 25%. Оказалось, что в геноме человека тоже есть этот ген. И хотя на человеке испытания не проводились, в перспективе планируется провести их на отдельных клеточных линиях человека. Как это может сказаться на долголетии и старении всего человека, никто не может сказать. Как затруднительно вообще говорить о том, что считать началом старения. Первые физиологические процессы старения начинаются в человеческом организме в 12 лет,  когда он ещё растёт, формируется, когда ещё только начинается половое созревание. В мае 2018 года на прошедшей в Казани международной конференции «Способы достижения активного долголетия», собравшей около 500 учёных из разных стран, говорили о том, что в течение ближайших 10 лет удастся разработать самые разные механизмы и лекарства для вмешательства в процесс старения и продлить жизнь человека до 120, а может быть и до 200 лет. Однако одной таблеткой тут не обойтись, это будет целый набор геропротекторов, которые направлены на разные молекулярные мишени, связанные с процессами старения.

– Одно из важнейших последних открытий науки – обнаружение и изучение стареющих, или сенесцентных клеток, т.е. клеток, которые состарились, перестали выполнять свои функции, но не умерли, – говорит генетик Галина Муравник. – В околонаучной литературе их называют «зомби-клетки». Они блуждают по организму, вызывают воспалительные и аутоиммунные процессы, и поэтому ставится задача очищать от них организм. И это тоже будет одной из попыток продления жизни человека.

Галина Муравник
Галина Муравник

Науке о старении – геронтологии – не один десяток лет, это целая научная область, которой занимаются  генетики, геронтологи, фармакологи, генные инженеры, иммунологи и т.д. Есть много подходов для воздействия на процесс старения и продления жизни. Например, сейчас существует не менее 15 способов, когда жизнь мышей, живущих в среднем 2 года, продляют на 20–30–40%. Но можно ли хоть одну из этих методик перенести на человека остаётся вопросом и не только из-за запрета ВОЗ проводить испытания на людях.

– Хотя человек всегда противится старости, для него важнее качество жизни, чем её продолжительность, – считает ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института профессор-священник Георгий Кочетков, – есть люди, которым действительно удаётся жить дольше. Но, правда, посмотришь на этих столетних стариков, и как-то это выглядит не слишком привлекательно – себе такого не желаешь. Но есть вдохновляющие примеры: я знаю людей, которым сейчас больше ста лет, они прожили тяжёлую жизнь, прошли через ГУЛАГ и другие страшные явления советской действительности, но их память, их образ, пример их жизни вызывает радость и желание подражать им. Потому что эта их жизнь – настоящая, в ней есть опыт и сила духа, и торжество смысла, какая-то красота и доброта, которая привлекает к себе всегда.

Священник Георгий Кочетков
Священник Георгий Кочетков

Долголетие

И всё же в природе обнаруживаются растения и животные с «пренебрежимым старением», то есть фактически не стареющие – их энергетические и физиологические процессы, а также  способность к размножению не снижаются на протяжении всей жизни. Среди растений таковыми считаются секвойи, которые живут по нескольку тысяч лет и прекрасно себя чувствуют. Среди животных это морские ежи Красного моря, алеутский морской окунь, некоторые черепахи, например, гигантская галапагосская черепаха – все они практически не стареют, а умирают молодыми, полными сил. Таков ещё один уникальный зверёк, африканский голый землекоп – грызун, который живёт под землёй беспрецедентно долго для мелких грызунов – 30 лет. Он не боится боли, термических и химических ожогов, почти не знает болезней, не подвержен даже онкологическим заболеваниям. Его изучением сейчас активно занимаются учёные, ставящие задачу преодоления старения и продления жизни.

Учёные называют разные причины и механизмы долголетия: относительно безопасная среда обитания, нечувствительность к внешним угрозам, полиплоидизация генома, то есть наличие нескольких копий одних и тех же генов, приходящих на замену вышедшим из строя. ВОЗ выявила группы факторов, влияющих на здоровье человека. Примерно 40% – это условия и образ жизни людей, 25% – состояние окружающей среды, 15% – медицинское обслуживание и остальные. Генетические, наследственные причины составляют лишь около 20%.

Исследования генотипов людей-долгожителей из разных регионов земли показали, – рассказывает Галина Муравник, –  что никакого такого особого «гена долголетия» нет, однако гены некоторых долгожителей оказались модифицированы. Например, выявили мутации в гене, который отвечает за состояние костей. Таким образом, кости долгие годы сохраняются крепкими, без признаков остеопороза, поэтому человек, обладающий такой мутацией, не ломает шейку бедра, что для старика часто – смертный приговор. Или обнаружены мутации в двух генах, которые связаны с канцерогенезом – причиной онкологических заболеваний, или в генах, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, болезнью Альцгеймера, диабетом. Изучение этих мутаций, определение причины и последствий произошедших в генах изменений открывает возможности для редактирования генома у других людей, которые эти мутации не несут.

Программированная смерть

– Говоря о проблеме старения, – продолжает Галина Леонидовна, – нельзя не упомянуть о работах нашего выдающегося соотечественника,  академика Владимира Петровича Скулачёва, открывшего механизм программированной смерти – апоптоз (в переводе с греческого – «опадание листьев»). Оказалось, что в генах всех живых существ записана программа на умирание на уровне органоида, клетки, тканей или даже целого органа. Закон этот означает, что любая достаточно сложная биологическая система (от органеллы и выше) всегда готова к самоликвидации. Если в ней происходит сбой, то она жертвует собой ради системы более высокого иерархического уровня. Скулачёв назвал это «самурайским законом биологии»: «лучше умереть, чем ошибиться».

Скулачёв выяснил, например, что если клетка инфицирована вирусом, то включается программа апоптоза: клетка уничтожает сама себя и при этом вырабатывает и посылает сигнальные молекулы в соседние клетки, которые, получив «чёрную метку», тоже начинают самоуничтожаться, так что вокруг заражённой клетки возникает «мёртвая зона», не позволяющая распространять вирусную инфекцию. Исследования показали, что когда вирус проникает в клетку, прежде всего он пытается отключить апоптоз, как будто знает, что клетка готова убить саму себя вместе с ним. Скулачёв показал, что программированная смерть как санитар уничтожает раковые клетки, клетки, заражённые вирусами, «клетки-зомби», эмбриональные ткани, выполнившие свою функцию, и т.д.

Бессмертие

Попытки решить проблемы старения и достичь активного долголетия неминуемо выводят нас к бессмертию, которое в природе встречается только у одноклеточных существ, известных нам со школы: это амёбы, инфузории-туфельки, разные бактерии. Интересен пример инфузории-туфельки. После множества циклов размножения у неё наступает постепенная деградация – угасание метаболизма, что является явным признаком старения. Тогда она совершает нечто немыслимое, этот уникальный процесс называется конъюгация: одна инфузория прикрепляется к другой, через цитоплазматический мостик они обмениваются частью генетического материала генеративного ядра, и у обеих инфузорий наступает «вторая молодость». Сами одноклеточные не умирают – они могут только погибнуть в агрессивной внешней среде.

Уроки, которые стараются взять учёные, исследуя Божье творение, позволяют им надеяться на улучшение здоровья, продление жизни, а кому-то и на бессмертие. В мире есть целое философское сциентистское движение, бросившее вызов старению и смерти – трансгуманизм, стремящееся направить развитие науки и достижения различных технологий для улучшения умственных и физических возможностей человека и устранения всего, что, как считают трансгуманисты, негуманно и направлено против человека – страданий, болезней, старения и смерти.

Может быть действительно стоит стремиться к преодолению физической смерти? – задаётся вопросом генетик Галина Муравник. – Сам Христос исцелял больных, воскрешал умерших, противостоял господству закона смерти и Своей собственной смертью на Кресте, как поётся в пасхальном тропаре, «смерть попрал». Высшей целью жизни вроде бы является бессмертие, но оно нам почему-то не дано. Христианство никогда не рассматривало биологическую смерть человека как некую точку в конце предложения, даже не как многоточие, а как запятую, которая отделяет наше земное бытие от посмертия. Смерть, согласно мнению ряда богословов, может быть человеколюбивым даром Господа, а не только проклятием. Иоанн Златоуст говорил в беседах на книгу Бытие, что «благодетельно установлена смерть». А Кирилл Александрийский считал, что смерть хоть и наказание, но «человеколюбивое», потому что ею ограничивается на земле грех, зло, боль, страдания – всё то, что искажает замысел о человеке как о богоподобном существе. И этот замысел Божий о человеке как о существе бессмертном после смерти и воскресения Христа утверждается в мироздании с новой силой.

Сейчас ведутся работы по изучению и редактированию генома человека, когда с помощью методов генетической терапии можно будет, к примеру, выявленный мутантный ген у эмбриона заменить на его здоровый аналог. На самых ранних стадиях эмбриогенеза можно будет сделать такое генетическое редактирование, чтобы ещё до рождения заменить мутантные гены на их нормальные аналоги. То есть лечить не последствия болезни, тем более наследственные синдромы, практически не поддающиеся излечению, а исправлять их причину. В такой генетической терапии многие видят будущее медицины, ведущее человечество к наступление новой эры всеобщего здоровья и долголетия.

– Важность медицины не оспаривается, но надо знать и её место в жизни, – считает профессор-священник Георгий Кочетков, – люди всё время живут какими-то иллюзиями. Симулякров очень много, особенно – в области науки, которая к тому же часто легко сочетается с псевдонаукой. Учёные стараются помогать людям меньше болеть, стараются освободить их от каких-то тягот жизни. И в этом они должны ясно понимать свои границы и границы науки, выйти за которые никогда ни у кого не получится. Всё, что имеет начало, имеет и конец – эту древнюю мудрость ещё никто не смог опровергнуть. Человеческое тело тленно и бренно – оно будет болеть независимо от того, будут ли лекарства, которые всегда имеют локальный характер. Методы лечения становятся изощрённее, но и вирусы мутируют. Если не будет каких-то одних болезней, будут другие. Мир так построен, что жизнь, в нём существующая, не бесконечна. И уж, тем более, не вечна. Для того чтобы приобщиться к Вечности, нужно иметь Божий Дух в своей жизни, в своём сердце и в своём разуме. Это главная задача для человека.

Олег Глаголев

 

Медиапроект «Стол»

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку