Богослужение после ГУЛАГа

08 апреля 2019
В Тверской епархии говорили о литургическом наследии новомучеников

Литургический опыт новомучеников и исповедников Русской церкви обсудили участники епархиального семинара, организованного малыми православными братствами Твери по благословению митрополита Тверского и Кашинского Саввы 5 апреля. Прошедший в епархиальном управлении открытый семинар продолжает цикл встреч о жизни православной церкви в XX веке. Предыдущие семинары были посвящены деяниям Великого Московского собора 1917-1918 годов и современному языку богослужения.

«Во время гонений, когда литургическая жизнь больше концентрируется не в храмах, а в небольших общинах, собранных вокруг пастырей, в церкви практически не остается формальных верующих, – рассказал сотрудник Научно-методического центра по миссии и катехизации при Свято-Филаретовском институте Максим Зельников. – Особое значение приобретает участие всего церковного собрания в молитве, чтении, пении, причастии. В период гонений актуализируются не только решения Собора 1917-1918 годов, но и литургический опыт древней церкви. Возвращается исконное понимание церкви не как здания или иерархической институции, но как конкретного собрания людей».

Максим Зельников
Максим Зельников

Когда иконы, церковные облачения и богослужебные предметы и книги уничтожаются, храмы массово отнимают и взрывают, священнослужителей арестовывают, отправляют в лагеря и казнят, то в общей церковной молитве вынужденно сохраняется самое важное и ценное, а перед верующими с необыкновенной остротой встает вопрос: как молиться правильно, православно, следуя самой сути традиции отцов, или, по-другому, как услышать Бога и быть Им услышанным.

Литургические формы чаще всего не могли сохраниться в том виде, как до 1917 года. Евхаристия совершалась вне храмов: в домах, на природе, в лагерных бараках. Своё покаяние – которое могло быть первой или последней исповедью – люди приносили Богу, не имея рядом священника, призывая в свидетели просто верующего человека. В современных мирных условиях это вряд ли возможно копировать, но и делать вид, что этого опыта не было, тоже нельзя. Он позволяет нам увидеть главное и второстепенное в нашей традиции, что можно и нужно отложить, сократить, исправить, а на что не нужно жалеть своих сил, внимания и времени. Так, исповедник веры архимандрит Таврион (Батозский) завещал полноценное осознанное участие мирян в служении евхаристии. На литургии он держал открытыми царские врата, читал Евангелие лицом к народу, всегда проповедовал и призывал причащаться всех участников евхаристической молитвы.

«Не проникая в смысл молитвы, сегодня люди зачастую не могут ценить церковную жизнь, – сказал председатель Миссионерского отдела Тверской епархии иерей Антоний Русакевич. – Живя в нормальных условиях, многие приходят к Богу лишь в тяжёлые моменты».

Иерей Антоний Русакевич
Иерей Антоний Русакевич

О своём опыте зарубежного служения и собирании общины рассказал протоиерей Сергий Дмитриев, настоятель Покровского храма в Твери, председатель епархиального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, вернувшийся в Тверь после нескольких лет служения в Италии. «Когда я приехал в Италию, общины там не было уже несколько лет, – рассказал священник. – Чтобы объединить людей разных национальностей, культурного и духовного уровня, я привозил различные духовные книги. Со временем люди начали понимать службу. Молитвы я читал вслух. Богослужение было на церковно-славянском, «Символ веры» и «Отче наш» пели также на молдавском, иногда на молдавском звучала ектенья. В центре нашей интернациональной общины был Христос».

Видеотрансляцию семинара можно посмотреть по ссылке.

Автор: Екатерина Новаковская
Фото: Дмитрий Глущенко
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку