братья и сестры из разных городов, разных национальностей, профессий, с разными возможностями. Мы все — члены Русской православной церкви и хотим жить в современном мире по Евангелию и в соответствии с православной традицией.

Мы поняли, для этого недостаточно только посещать богослужения и исполнять утреннее и вечернее молитвенное правило.

Стремление жить по-христиански, в первую очередь, меняет отношения между людьми...

«Нехорошо быть человеку одному», ему свойственно искать общение, стремиться к пониманию и любви. Одна из главных проблем в жизни человека — проблема одиночества, особенно острая в наше время для жителей больших городов. Мы не чувствуем, а иногда и не замечаем друг друга — даже когда живем в одном доме, идем рядом по улице, гуляем с детьми в одном и том же дворе. Порой это случается даже тогда, когда люди годами стоят рядом на службе в одном храме. А ведь именно опыт Церкви способен помочь человеку прорваться через стену одиночества к глубокому, подлинному общению — потому что она сама родилась как община Христовых учеников.

История человечества знает и другой опыт общин — крестьянских, городских, цеховых. Но такой чисто социальный тип общежития часто подавлял личность, препятствовал ее творческому раскрытию. Христианство явило принципиально новый вид общины: христианскую общину и христианское братство определяет прежде всего единство духа, данное им как дар — поэтому Христианство завоевало весь мир, все культуры, поэтому оно не исчерпывается каким-то одним типом или образом жизни.

Опыт братской и общинной жизни в церкви многообразен: от первохристианских и ранних монашеских общин до древнерусских «покаяльных семей», возрожденных в XX веке в России; от больших братств XVII века до малых братств, в центре жизни которых были просвещение, милосердие, миссия. Именно этот опыт общения во Христе, братского единства и совместного служения Богу и Церкви лежит в основе церковной жизни.

К сожалению, в течение своей двухтысячелетней истории церковь порой забывала собственный опыт. Но постоянно к нему возвращалась, особенно в периоды внешних гонений и внутренних разделений.

Так было в IV в., когда в противовес общему духовному охлаждению и обмирщению тех, кто приходил к вере, следуя «моде» на христианство, ставшего практически государственной религией, возникли многочисленные монашеские общины.

Так было на Руси, раздираемой усобицами забывших о своем христианстве и предававших друг друга князей — когда в ответ на одинокую молитву преп. Сергия Радонежского о преодолении ненавистной розни мира сего вокруг него возник общежительный монастырь, возродивший опыт Киево-Печерской лавры. Так было в начале XX в., когда перед лицом надвигающейся и уже разразившейся катастрофы в противостоянии безбожию в Русской православной церкви рождались многочисленные братства и общины.

Так было и в конце прошлого века, когда в ответ на многолетние гонения и фактический запрет христианства в Советском Союзе пришедшие в неё молодые люди стремились к воцерковлению своей жизни, искали в православной традиции опыт общинности. Именно из этого опыта и родилось наше Преображенское братство.

Нехорошо быть человеку одному

Стремление жить по-христиански меняет жизненные приоритеты, рождает желание послужить Богу и Церкви. Поэтому мы считаем важным трудиться в следующих направлениях:

У кого мы учимся

Пишите нам