Пятая заповедь

В Караганде паломники из Преображенского братства встретились с духовными чадами преподобноисповедника старца Севастиана (Фомина)

В Караганде паломники из Преображенского братства встретились с духовными чадами преподобноисповедника старца Севастиана (Фомина).

Свято-Введенский собор, один из самых красивых храмов Карагандинской епархии, построен в Караганде не так давно – в начале 90-х годов. Храм появился в юго-восточном районе города, где жило много переселенцев и людей, прошедших Карлаг. Интересно, что именно на эти места, в районе мелькомбината, указывал своим духовным чадам старец Севастиан, ныне прославленный Русской православной церковью. Он говорил, что окрестности эти похожи на Оптину пустынь, благословлял верующих селиться поблизости и обещал, что когда-нибудь здесь будет возведен храм.

Наша паломническая группа попала в Караганду в июне, в день Вознесения Господня. Придя на литургию в Свято-Введенский собор, мы узнали, что здесь находится рака с мощами исповедника – преподобного старца схиархимандрита Севастиана Карагандинского. Мы поклонились мощам, помолились, исповедовались и причастились, а после литургии исповедовавший нас отец Ахия пригласил нас в село Большая Михайловка в гости к матушке Севастиане – духовной дочери преподобного Севастиана.

Потом мы узнали, что этот день особенно значим для всех, кто почитает старца по двум причинам. Во-первых, накануне Вознесения 29 апреля 1939 года батюшку Севастиана освободили из лагеря (Карлага), где он отбывал срок по ст.58-10 УК СССР в течение 6 лет. Во-вторых, потому, что трудами отца Севастиана и его общины в 1955 году в день Вознесения Господня в селе Большая Михайловка была открыта и освящена церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. А потому этот день празднуется по-особому и здесь всегда ждут гостей. Мы, конечно, ничего не знали об этом, когда ехали в Михайловку вместе с отцом Ахией.

Нас приняли очень радушно, усадили за стол, потчевали очень вкусным обедом. Матушка Севастиана стала рассказывать нам о своем жизненном пути, о старце Севастиане и о его влиянии на духовный путь множества людей.

Матушка Севастиана, в миру Жукова Лидия Владимировна, родом из Самарской области, откуда ее вместе с родителями и еще тремя детьми выслали в 1931 году в Казахстан, как семью раскулаченных. Лидии тогда было пять лет. Поезд со спецпереселенцами привезли прямо в голую степь, где и выгрузили. Люди сами себе должны были строить жилища, искать воду, добывать пищу. Младшая сестра Надежда умерла очень быстро. Остальные чудом выжили, хотя работали очень много в невыносимых условиях, пережили голод, цингу и дизентерию.

С детства Лидия (матушка Севастиана) была очень смелой и решительной девочкой, во всем хотела быть первой. Сама себе она говорила, что не надо быть такой гордой, но желание быть первой проявлялось и в том, чтобы быть скорой на помощь людям, причем в самых трудных и опасных ситуациях. Так было, например, когда она спасала казаха, застрявшего с верблюдом на железнодорожных путях, по которым на всех парах несся поезд.

Ко всем голодным и страдающим Лидия испытывала сострадание, ведь так было принято в их семье. Матушка рассказывала, что во время войны хлеба не было, питались картошкой и молоком. Многие соседи приходили к ним и просили молока, так как у их семьи была корова. Сначала один зайдет, мама отольет молока от того, что осталось на пропитание семьи, потом другой попросит для больного ребеночка, и тогда брат Ваня говорит: «Мама, отдай мою долю». И мама отдает, а потом разливает оставшееся между всеми. Очень тяжело было, но мама Лидии всегда была благодарна промыслу Божьему, по которому они оказались в Караганде. И когда ей напоминали про страдания и трудности, которые им пришлось пережить, она говорила: «Зато мы видели такого человека, как батюшка Севастиан». На наш вопрос о том, с каких пор матушка стала верующей, она ответила: «Я не знаю, с каких пор я была верующей, но родители веровали и молились, и мы молились».

Родители матушки были из общины старца Севастиана и помогали ему в его служении. У них дома проходили тайные литургии, крещения и вечерние службы. Но Лидия ничего об этом не знала – такая была конспирация. Когда отцу матушки Жукову Владимиру Яковлевичу было 60 лет, старец Севастиан предложил ему стать диаконом, а еще спустя некоторое время Владимир Яковлевич стал священником храма Рождества Пресвятой Богородицы.

Когда Лидия училась в институте, были разные ситуации, когда ей приходилось исповедовать свою веру. Так, среди студентов любили играть в «Откровенность» и вот один из игроков спрашивает: «Лида, а ты веришь в Бога?». Лида знала, что утвердительный ответ может привести к ее изгнанию из института, но сказала прямо: «Да, верю». Другой игрок спрашивает: «И в храм ходишь?» – «Да, хожу». И Господь хранил Лиду – из института ее не выгнали.

А когда на праздник 1 мая (то есть в пост) парторг настойчиво предлагал Лиде почитать стихи и прозу, – а она прекрасно декламировала, – Лида под разными предлогами отказывалась выступать. Рассказывая об этом, матушка повторяла, что надо стойко стоять за веру и приводила слова старца Севастиана: «Потерял богатство – не все потерял, потерял здоровье – есть надежда на Бога, веру потерял – все потерял. И вот если мы сейчас на грани потери веры, то это самое худшее – лучше не родиться».

Сама Лидия познакомилась со старцем Севастианом в 1952 году уже после окончания сельхозинститута. На вопрос, каким он был, матушка сказала: «Это не скажешь одним словом. Это очарование, спокойствие, любовь необыкновенная и слезы, конечно».

Во время встречи матушка читала нам стихи, а в конце подарила нам книгу «Помните, дети, пятую заповедь», сказав, что она очень поучительная. «Для тех, кто уже старый – вспомнит и покаяние принесет, а для тех, кто молодой – научит, что надо иметь послушание и терпение. А о терпении говорят, что это цветок, который растет не в каждом саду». Стало ясно, что эта заповедь очень важна лично для нее, что она лежит в основе ее духовной жизни, потому что раскрывается для нее, как почтение и послушание не только в отношении своих родителей, но и по отношению к старцу Севастиану и его заветам: «Мы знали, что если кто батюшку слушает, тот получает благодать».

Матушка проводила нас в келью старца, где живет сейчас сама, и показала нам его фотографии и личные вещи. А закончилась наша встреча пением псалмов на русском языке, после чего матушка благословила каждого из нас дорогой для близких старца фотографией батюшки Севастиана.

Марина Наумова

Информационная служба Преображенского братства

Cправка

Преподобный Севастиан Карагандинский, в миру Стефан Васильевич Фомин, родился 28 октября/10 ноября 1884 года в селе Космодемьянское Орловской губернии в бедной крестьянской семье. В пять лет остался сиротой. В 25 лет был принят келейником в скит Оптиной пустыни к старцу схимонаху Иосифу, а после его смерти стал келейником старца Нектария. Пострижен в мантию в 1917 году, а в 1927-м. рукоположен в иеромонаха. В 1933 году был осужден по ст. 58-10, II УК сроком на 7 лет и направлен сначала на лесоповал в Тамбовскую область, а через год в Карагандинский лагерь в поселок Долинка. В лагере его заставляли отречься от Бога, били, истязали, селили с уголовниками, а преподобный всегда давал прямой ответ: «На все мероприятия советской власти я смотрю, как на гнев Божий, и эта власть есть наказание для людей». Многих в лагере он привел к настоящей вере в Бога, были у него в зоне и духовные дети, удавалось даже исповедовать и причащать. По освобождении в 1939 году поселился в селе Большая Михайловка под Карагандой, где основал общину, состоящую из монахинь, вдов и сирот, которых он опекал, как и огромное множество людей, которых приезжали к нему как из близлежащих городов и деревень, так и со всего Советского Союза. Люди узнавали в нем любящего, прозорливого пастыря, заботящегося о спасении каждой человеческой души.

В октябре 1997 году по решению Синодальной комиссии по канонизации святых и благословению Святейшего Патриарха Алексия II состоялось поместное прославление в лике святых преподобного старца Севастиана Карагандинского, исповедника. А в 2000 году на Юбилейном Архиерейском соборе преподобный Севастиан Карагандинский прославлен в лике святых новомучеников и исповедников.