Всероссийское братство – что это?

Исследовательница Наталия Игнатович рассказывает об идее основателя Крестовоздвиженского трудового братства Н.Н. Неплюева
Николай Николаевич Неплюев
Николай Николаевич Неплюев

Последние годы жизни Николай Неплюев отдал созданию Всероссийского братства. О его учреждении он начал думать еще в 1898 году. Уже в 1902 году в составе третьего тома собрания сочинений выходит его работа «Всероссийское Братство», в которой он говорит о своем отношении к церкви и государству, описывает современное ему положение в России и на Западе, и разъясняет программу деятельности этого братства.

Идея Всероссийского Братства была для Н. Н. Неплюева продолжением дела Крестовоздвиженского православного трудового братства: «В том, что я буду говорить, я конечно буду исповедовать ту же правду, призывать на ту же дорогу, так как двух истин не знаю и иного говорить и делать не могу» [Неплюев. Доклад в Киеве, С. 5]. Профессор Киевской Духовной Академии Василий Ильич Экземплярский [1] отмечал: «Идея Всероссийского братства не явилась у покойного Николая Николаевича Неплюева чем-то вроде случайного откровения по поводу переживаемого Россией трудного времени. [...] Всероссийское Братство, проект которого составил незадолго до своей кончины Николай Николаевич, является дальнейшим раскрытием той идеи, какою он жил и дышал до последних часов своей жизни» [Экземплярский, № 6, С. 308–309].

В начале ХХ века Н. Н. Неплюев организовал нескольких совещаний в Петербурге и ряде других городов по вопросу о возможной организации Всероссийского братства, в которых принимали участие представители духовенства и миряне. Он рассказывал на лекциях в Московской Духовной Академии, что его идея получила поддержку доктора богословия, профессора Петербургской духовной академии, и группы священников, решивших приступить к организации такого братства [Путь веры. По поводу Собора. С. 173–174]. Неплюев не назвал имя профессора Академии, однако можно предположить, что речь идет о протоиерее Сергии Соллертинском [2], докторе богословия, профессоре Петербургской духовной академии по кафедре пастырского богословия и педагогики. Отец Сергий приезжал в Крестовоздвиженское трудовое братство в 1900 и в 1901 годах и стал одним из близких друзей братства. Таким образом, образовавшаяся инициативная группа по организации Всероссийского Братства решила действовать, однако, как рассказывал Н. Н. Неплюев, это «начинание разбилось тогда о противодействие ведомства, признавшего учреждение Всероссийского Братства делом "несвоевременным"» [Путь веры. По поводу Собора. С. 174].

После революционных потрясений 1905 года Н. Н. Неплюев больше не мог ждать, пока духовное ведомство признает его идею «своевременной», и начал действовать. 11 октября 1906 года состоялось совещание в зале религиозно-просветительского общества в Киеве. Оно «было настолько многолюдно, что громадная зала была почти полна. Насколько с тех пор назрел этот вопрос, видно из того, что многие выдающиеся представители профессуры, многие выдающиеся общественные деятели, много представителей духовенства, учащейся молодежи и все высшие представители местной администрации с генерал-губернатором [3] во главе, почтили это совещание своим присутствием» [Путь веры. По поводу Собора. С. 174]. В совещании Неплюев представил доклад «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», в котором предложил создать две организации: религиозную и светскую. В дискуссии принимали участие профессор Варшавского университета Петр Васильевич Никольский [4], профессор Киевской духовной академии Владимир Зенонович Завитневич [5], священник Михаил Алабовский [6] и другие. Отметим, что среди участников обсуждения были те, кто имел опыт братского домостроительства и поэтому вопрос о Всероссийском братстве не был для них теоретическим. Так, свящ. Михаил Алабовский был инициатором создания в 1902 году приходского Киево-Юрковецкого Свято-Макариевского братства, а Петр Васильевич Никольский был членом Совета этого братства.

Участники Киевского совещания поддержали создание религиозной организации в форме Всероссийского братства. По вопросу о светской организации единодушия не было, поэтому в сложившейся ситуации Н. Н. Неплюев не стал его обсуждать. Сам он не сомневался, что светская организация необходима и в любом случае собирался заниматься ее созданием. В то же время он признавался: «Не скрою, что все мои симпатии на стороне религиозного Братства, деятельность которого основана на незыблемом камне исповедания верховного закона христианского откровения о любви к ближним при свете любви к Богу...» [Неплюев. Доклад в Киеве, С. 8].

В результате совещания образовалась Комиссия по созданию Всероссийского Братства. В нее, помимо перечисленных выше участников дискуссии, вошли также протоиерей Феодор Синкевич [7], протоиерей Евгений Капралов [8], протоиерей Николай Гроссу [9], профессор Василий Ильич Экземплярский, Г.Н. Рехенберг и князь Владимир Давидович Жевахов [10]. Председателем Киевской комиссии Н.Н. Неплюев предложил избрать Алексея Порфирьевича Веретенникова, бывшего в это время Киевским губернатором [11].

Для Н. Н. Неплюева было важно, чтобы дело организации Всероссийского Братства не воспринималось как его личная инициатива, но возникло из среды самих верующих. По этой причине он не вошел в состав Комиссии. Как отмечал В.И. Экземплярский, «насколько членам комиссии показалась привлекательной сама идея, [...] настолько трудным делом оказалась реализация этой идеи в форме хотя бы только выработки теоретических основ жизни и деятельности Всероссийского Братства» [Экземплярский, № 6, С. 311–312]. После нескольких заседаний Киевская комиссия отказалась от разработки устава по той причине, что настроение современного общества не благоприятствует учреждению Всероссийского Братства. Неплюев отреагировал на это следующим образом: «Думаю, что ужас и позор нами переживаемого именно и вызван духовным настроением современного общества, что дело Всероссийского Братства главным образом и должно состоять в оздоровлении души народной от этого настроения и что лечить больного надо именно тогда, когда он болен» [Неплюев. Материалы, С. 1].

В сентябре 1907 года он публикует «Материалы для проекта устава Всероссийского Братства», включающие в себя проект устава, воззвание и объяснительные записки. Неплюев ставит три вопроса для обсуждения этих материалов и предлагает присылать ему свои мнения о деле организации Всероссийского Братства. Вопросы касаются отношения к опубликованным материалам и возможным их изменениям или дополнениям.

В октябре Н. Н. Неплюев посетил Орловскую епархию, где читал лекцию о возрождении приходской жизни и об образовании Всероссийского Братства в Орловском женском епархиальном училище. На лекции присутствовал епископ Орловский Серафим (Чичагов) [12], епископ Елецкий Митрофан (Афонский), «духовенство города Орла, преподаватели духовно-учебных заведений, члены церковно-приходских советов и множество посторонних лиц» [Орловские епархиальные ведомости. Хроника. С. 842].

В ноябре Н. Н. Неплюев поехал в Петербург с намерением образовать новую комиссию по организации Всероссийского Братства. В Петербурге он тяжело заболел гриппом, но, несмотря на болезнь, прочитал две публичные лекции в кружке Петербургской Духовной Академии. Очевидно, это было связано для него с возможностью приобрести сторонников делу организации Всероссийского Братства. Его усилиями новая комиссия все-таки образовалась. Неплюев снова в нее не вошел, по-прежнему желая, чтобы дело Всероссийского Братства было не только его личной потребностью и родилось не только благодаря его усилиями.

Последнее дело земной жизни Н. Н. Неплюева столкнулось одновременно и с поддержкой, и с очередным гонением на него. В январе 1908 года принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская [13] обратилась с рескриптом на имя обер-прокурора Синода Петра Петровича Извольского об «исходатайствовании, согласно просьбе Православного Крестовоздвиженского трудового братства, Черниговской губернии, Всемилостивейшего соизволения Его Императорского Величества Государя Императора на принятие Ею звания почётного члена означенного Братства» [Ольденбургская. Л. 1]. На самом деле принцесса Ольденбургская была почетным членом Крестовоздвиженского братства уже, как минимум, три года [Краткие сведения, С. 24]. Но она хотела, чтобы этот факт был признан официальными властями. Вопрос этот был передан П. П. Извольским на рассмотрение Св. Синода 26 января 1908 года, т.е. спустя пять дней после смерти Н.Н. Неплюева. Своего мнения обер-прокурор не высказал, передав в Синод два отзыва о братстве: положительный и негативный. В качестве положительного отзыва была приложена заметка из «Орловских епархиальных ведомостей», рассказывающая о лекции Неплюева в Орловском епархиальном училище [По поводу лекции Н. Н. Неплюева]. Негативный отзыв был представлен мнением Черниговского епископа Антония (Соколова), датированный 8 января 1908 года. Отзыв ясно показывает, что владыка был раздражен деятельностью Н. Н. Неплюева по организации Всероссийского Братства: «… изданные в минувшем 1907 г. от Неплюева «Воззвание» с «Проектом устава Всероссийского братства» и «Объяснительною запискою» дало основание думать, что он с великою гордостью, с самомнением и самоуверенностью снова стал думать о своих учреждениях, стал по-прежнему признавать себя каким-то великим реформатором, наподобие Лютера, каким-то особым избранником Божиим, способным на своих началах переустроить и устроить всё в России; что к Церкви Божией он, по-видимому, стал относиться с пренебрежением, а своё Братство выставляет чуть ли не единственным светочем в мире, способным просветить и устроить всех и вся» [Ольденбургская. Л. 3]. Учитывая, что митрополит Антоний (Вадковский), первоприсутствующий в Святейшем Синоде, также имел негативное отношение к Н. Н. Неплюеву и Крестовоздвиженскому братству, нетрудно догадаться, что Св. Синод отказал принцессе Е. М. Ольденбургской: «Обсудив настоящее предложение и принимая во внимание доставленные Преосвященным Черниговским сведения о православном Крестовоздвиженском трудовом братстве, основанном Н. Н. Неплюевым, Святейший Синод затрудняется признать благовременным испрашивать Высочайшее Его Императорского Величества соизволение на принятие Её Императорским Высочеством принцессою Евгениею Максимилиановною Ольденбургскою звания почётного члена означенного Братства» [Ольденбургская. Л. 5].

21 января 1908 года Николай Николаевич Неплюев отошел ко Господу. После его смерти вопрос о Всероссийском Братстве больше не поднимался.

Идея Всероссийского Братства

Перейдем к изложению самой идеи Всероссийского Братства в понимании Н. Н. Неплюева.

Всероссийское Братство призвано было стать делом покаяния в отвержении заповеди о любви к ближним при свете любви к Богу, что «неизбежным последствием этого великого векового преступления русского народа и явился ужас и позор нами переживаемого, [...] что и поставило Россию на край гибели и лишило Русскую православную церковь поместную возможности быть тем, чем она быть должна — светом мира и солью земли» [Неплюев. Материалы, С. 13]. Оно призвано стать делом всего остатка верных в России. «Необходимо, чтобы соединились все люди доброй воли и сознательно приняли на себя роль живой совести и миротворца» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 159]. Это и есть насущная потребность церкви и отечества в переживаемую историческую эпоху, причем дело это не терпит промедления.

Всероссийское Братство должно иметь характер внутренней миссии, способствуя пробуждению церковного самосознания мирян. Главной его целью должно стать «святое дело оздоровления души народной и содействие всем людям доброй воли, всем добрым силам сплотиться и организоваться на лоне приходов, оживляя и оздоровляя тем жизнь прихода, возвращая приходу его жизненное значение здоровой, живой клетки живого здорового организма церкви поместной» [Неплюев. Всероссийское братство: в Киевскую комиссию. С. 4-5].

Неплюев подчеркивает, что Всероссийское братство не должно быть учреждением в структуре духовного ведомства. При этом необходимо, чтобы оно состояло под покровительством императора и Синода.

Программа деятельности. Программу деятельности Всероссийского Братства не следует точно определять, поскольку она должна ориентироваться на местные условия. Общей для всех должна быть следующая программа:

1. Главная цель — пробуждение церковного, государственного и национального самосознания и стройная организация жизни на основе православия.

2. Объединение людей доброй воли, духовенства и мирян, на дело созидания добра в жизни.

3. Устройство братских собраний для интеллигенции, народа, юношества и детей для достижения этих целей.

4. Покровительство и содействие частным починам, родственным задачам братства: священников в приходах, учителей в школах и т.д. 

Программе деятельности братства соответствуют следующие задачи:

1. Проповедь жизненного значения верховного завета христианского Откровения о любви путем просветительской деятельности. Братству следует устраивать чтения и беседы, библиотеки, издавать листки, брошюры, книги для интеллигенции и народа.

Всероссийское Братство должно издавать свой журнал «Вера и Жизнь», который сможет стать «органом мирян, органом Всероссийского братства и Трудовых братств» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 145]. При этом существенно, чтобы этот журнал был именно органом мирян, что не исключает возможности участия в нем представителей иерархии, — «это гарантирует его от профессиональной исключительности, от высокомерного доктринерства и богословской схоластики» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 146]. Слог его должен быть простым и общеупотребительным. В нем не должно быть места фарисейской слащавости и приторной елейности. Журнал должен иметь общецерковный характер, быть жизненным, содержательным и интересным в мельчайших статьях и заметках. Желательно, чтобы журнал выходил в трех изданиях — для интеллигенции, народа и детей.

2. Организация дела воспитания путем образования братских союзов в школах по примеру братских союзов в Воздвиженских школах, и организация дела оздоровления души народной путем организации таких же союзов в приходах, на которые может опереться духовный пастырь для сплочения прихода и стройной его организации. Братские союзы нужно образовывать не только в школах, но и в высших и средних духовных учебных заведениях, готовящих будущих пастырей. Более того, в духовных учебных заведениях участие в братских союзах для будущих пастырей должно быть обязательным. «Духовная школа не должна терпеть в своей среде и тем более выдавать дипломы и аттестаты людям, чуждым любви и смирения, своевольным гордецам, которые почли бы необходимость честного единения с братьями за ограничение свободы их индивидуальности» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 151].

3. Оказание нравственной поддержки, защиты и всякого содействия членам братства — пастырям, педагогам и частным лицам в достижении целей братства.

Структура братства. Всероссийское Братство должно иметь центральное объединяющее управление в Петербурге и постепенно открывать автономные отделения по всей России.

Отделения братства будут по всей России, в городах и селах, «везде, где найдется несколько человек доброй воли, живого духа и живой любви» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 161]. Отделения будут действовать под руководством, контролем, при содействии и покровительстве центрального управления. Провинциальные отделения должны представлять собой автономные образования, свободно устраивающие свою деятельность сообразно местным условиям, подчиняющиеся основным целям и животворящему духу дела Всероссийского братства. Всероссийское Братство может иметь отделения соревнователей без различия вероисповеданий и национальностей, лишь бы их убеждения не были в непримиримом противоречии с целями, характером деятельности и программой Братства.

Первым делом для создания региональных братств надо начать создавать братские союзы с целями внутренней миссии. Эти союзы призваны включить людей в общение между собой и установить между ними живые связи. Важно, чтобы тон в собрании задавали люди просвещенной веры и живой любви.

Отделение может создаваться в любом городе или селении при условии наличия десяти человек, готовых стать его членами. Они могут представить на усмотрение Верховного Совета Всероссийского Братства проект устава (типовой или свой собственный проект) и попросить признать местное братство своим Отделением. При этом важно, чтобы Отделение разделяло цели и программу Братства. Отделение получает право юридического лица и должно ежегодно отчитываться в Верховный Совет о своей деятельности и результатах хозяйства.

При возникновении нескольких отделений Братства в регионе, они, при желании, могут образовать объединенное региональное отделение. Если такового желания не будет, можно ограничиться периодическими съездами представителей региональных отделений для установления единства действий, духовной солидарности и объединения сил.

Приходы. Неплюев указывает на то, что каждый приход должен стать братством. Пока что приход представляет собой лишь церковно-административный термин. Братство может появиться лишь тогда, когда его организация станет нравственной потребностью большинства членов данного прихода, поэтому нужно этот момент готовить. Люди доброй воли могут объединяться в приходе, проводить братские собрания. В этом важна роль священника. Слово пастыря должно звучать в церковно-приходской школе и на приходе: в проповеди, катехизических собеседованиях для взрослых — «каждый сельский пастырь, ревнующий о духовном преображении своего прихода, обязательно станет и катехетом...» [Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. С. 149]. Необходимо обращать внимание на то, чтобы полученные знания не оставались лишь теоретическими, но становились практикой жизни.

Управление Братством. Всероссийское Братство управляется Верховным Советом, члены которого избираются всеми русскими православными отделениями, с правом решающего голоса, и Советами инородческих и инославных отделений, с правом совещательного голоса. Верховный Совет — постоянное учреждение, объединяющее и контролирующее деятельность всех отделений Братства. Его возглавляет Посадник, избираемый на 7 лет. В круг деятельности Верховного Совета входит общение со всеми ведомствами, контроль над всеми отделениями через командируемых с этой целью лиц и посредством ежегодных отчетов отделений, решение об открытии и закрытии отделений, контроль над управлением имуществом Братства (Братство должно обладать правами юридического лица), избрание Посадника, Наместника, членов Братской Управы и утверждение Блюстителей, избираемых отделениями, и составление документов по вопросам жизни церковной, государственной и общественной, и подача их в соответствующие учреждения, забота о проведении через них в жизнь русского народа нововведений, способствующих торжеству целей Братства.

Исполнительным органом Братства является Братская Управа, избираемая из членов Верховного Совета или из членов Всероссийского Братства по согласованию с Советом, и собирающаяся под председательством Посадника или его Наместника. В ее функции входит исполнительная работа, справочная и хозяйственная.

Председателем каждого отделения является Старшина, избранный Верховным Советом.  Отделение избирает из своих членов Братскую Думу, а она из своей среды Блюстителя сроком на семь лет. Блюститель утверждается Верховным Советом Братства. Братская Дума учреждает при себе Управу, в которой председательствует Старшина.

Неплюев обращает внимание на то, что руководителями в Петербурге и в региональных отделениях братства должны быть люди живого духа и веры, и в то же время — внушающие доверие властям духовным и гражданским. При этом представители духовных и гражданских властей не должны становиться во главе дела в положение Старшин, Блюстителей и Посадников.

Членство в братстве. Особое внимание Неплюев обращает на состав: для дела братства важнее качество, а не количество участников. Членами Братства могут быть мужчины и женщины всех возрастов, не исключая и детей.

Соборы Братства. По мере надобности собираются Братские Соборы представителей всех отделений по приглашению Верховного Совета для обсуждения положения России, Русской православной церкви и дела Братства и для принятия соответствующих резолюций.

Главные опасности в деле организации Всероссийского Братства:

1)      Умаление из дела Божьего в дело человеческое,

2)      Сужение дела из общецерковного и общегосударственного в местное,

3)      Незаметное превращение братства под влиянием рутинных понятий в одно из бесчисленных благотворительных учреждений, которое ничего не исправляет и ничего разумно не организует. Не следует поддаваться на аргумент, что это сделает его понятнее для людей и привлечет к нему тех, для кого дело братства непонятно и непривлекательно.

* * *

Российское общество в начале ХХ века было накалено и разделено: недовольство императором и его недальновидной политикой, неудовлетворенность официальными властными институтами, невозможность ведомства духовного исповедания ответить на чаяния современников, распространение революционных идей, — вот далеко не полный перечень проблем, характерных для Российской империи начала ХХ века. Очевидно, что ни церковь, ни общество не были готовы воспринять новаторскую для них мысль Н. Н. Неплюева о создании Всероссийского Братства. Даже его сторонники, увлекаясь самой идеей, не могли сделать хотя бы нескольких практических шагов для ее реализации. Сам Н. Н. Неплюев понимал всю сложность реализации своего замысла, но наблюдая, как страна широкими шагами движется к «кровавому потоку анархии», не мог сидеть сложа руки.

Он продумал структуру Всероссийского Братства, его цели и задачи. Вероятно, при практической организации дела многие детали, не затрагивавшие главного, могли быть изменены и уточнены. Так, к примеру, проект устава Крестовоздвиженского трудового братства, опубликованный им за четыре года до возникновения братства в 1885 году, значительно отличается от устава фактического, утвержденного в 1893 году, когда братство было уже реализовано.

1907 год стал пиком активных действий Н. Н. Неплюева по реализации идеи Всероссийского Братства. Однако он не вошел в состав ни одной из комиссий по организации Братства и это стало главной причиной неудачи, поскольку в проекте не оказалось главного инициатора идеи. Таким образом, его замысел так и остался нереализованным, оставшись завещанием Русской православной церкви: «Это последний завет усопшего горячо любимой родине и Русской православной церкви» [Экземплярский, № 6, С. 319].

Для справки

[1] Экземплярский Василий Ильич (1875–1933) — религиозный писатель, богослов, профессор по кафедре нравственного богословия Киевской духовной академии. Редактор журнала «Христианская мысль». Бессменный секретарь Киевского религиозно-философского общества.

[2] Протоиерей Сергий Соллертинский (1846–1920) — доктор богословия, ординарный профессор Санкт-Петербургской духовной академии, с 1912 года — ее почетный член. Был членом братства ревнителей церковного обновления (более поздняя форма так называемой «группы 32-х петербургских священников»).

[3] Сухомлинов Владимир Александрович (1848–1926). 19 октября 1905 года после беспорядков в Киеве он был назначен на пост Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора. Несколько раз становился целью террористов.

[4] Никольский Петр Васильевич (1858–1940) — врач-дерматолог, профессор Варшавского университета, председатель Киевского губернского отдела Союза русского народа. Состоял членом Совета Киево-Юрковецкого Свято-Макариевского братства, председателем которого был свящ. Михаил Алабовский.

[5] Завитневич Владимир Зенонович (1853–1927) — философ, богослов, археолог, литератор, профессор Киевской духовной академии по кафедре русской гражданской истории. Автор исследования «Алексей Степанович Хомяков».

[6] Алабовский Михаил Петрович (1874–1937) — протоиерей, председатель Киевского отдела Союза русского народа. Председатель Киево-Юрковецкого Свято-Макариевского братства. Расстрелян 21 декабря 1937 года. В 1981 году канонизирован РПЦЗ.

[7] Синкевич Феодор Николаевич (1876–1946) — протоиерей. После 1909 года возглавил Киево-Юрковецкое Свято-Макарьевское братство. Некоторое время исполнял обязанности председателя Киевского губернского отдела Союза русского народа. В 1919 году эмигрировал.

[8] Капралов Евгений Зотикович (1868 – дата смерти неизвестна) — протоиерей, законоучитель Киевского Алексеевского инженерного училища. Член Поместного собора Православной Российской церкви 1917–1918 гг.

[9] Гроссу Николай Степанович (1867–1938) — протоиерей. Экстраординарный профессор Киевской духовной академии по кафедре истории Греко-Восточной церкви. Настоятель храма Киевского православного религиозно-просветительского общества.

[10] Жевахов Владимир Давидович (1874–1937) — князь, впоследствии епископ Могилевский Иоасаф. В 1924 году был арестован, 7 месяцев провел в тюрьме Киева. Сразу после освобождения принял монашество. В 1926 году был хиротонисан во епископа. В 1926–1929 годах находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. После лагеря три года провел в ссылке в Нарымском округе (Восточно-Сибирский край). Расстрелян в 1937 году. Определением Священного Синода Русской православной церкви от 17 июля 2002 года его имя включено в Собор новомучеников и исповедников Российских.

[11] Веретенников Алексей Порфирьевич (1860-после 1917) — генерал-майор, с 25 августа 1906 года назначен Киевским губернатором, однако прослужил всего лишь 4 месяца. 15 декабря 1906 года переведен в Кострому.

[12] Чичагов Серафим (1856–1937) — в 1906-1908 гг. епископ Орловский и Севский. На основании опыта служения в Орловской епархии написал «Обращение к духовенству Тверской епархии по вопросу о возрождении приходской жизни»: «Возрождение приходской жизни должно исходить от епископа. Если […] епископ не проникнется этой идеей возрождения прихода, не будет сам беседовать во время съезда епархии с пастырями, давать им самые подробные практические указания, не станет с полным самоотвержением переписываться с недоумевающими священниками, сыновне вопрошающими архипастыря в своих затруднениях, не будет печатать в «Епархиальных Ведомостях» свои наставления и указания, все то, что он хотел бы пояснить и ввести, — то приходское оживление не произойдет и жизненное начало не проникнет в наши омертвелые общины». (Цит.по: Краткое жизнеописание священномученика митрополита Серафима (Чичагова) (составлено внучкой святителя игуменией Серафимой (Черной-Чичаговой), настоятельницей московского Новодевичьего монастыря): [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.sedmitza.ru/text/409919.html (31.10.2014)). С 1918 года — митрополит. Расстрелян в Бутово. Прославлен Архиерейским Собором 1997 года в лике новомучеников и исповедников российских.

[13] Ольденбургская Евгения Максимилиановна (1845-1925). Принцесса, дочь великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I, и Максимилиана Лихтенбергского. Супруга принца Александра Ольденбургского. Вместе с супругом основала в Петербурге женские фельдшерские курсы и институт экспериментальной медицины, а также санаторий и климатическую станцию в Гаграх.

 Архивные материалы:

Российский государственный исторический архив (РГИА)
Ф. 796. — Канцелярия Синода

1. Ольденбургская = По предложенному вопросу о принятии Её Императорским Высочеством Великой Княгиней Евгениею Максимилиановною Ольденбургскою звания почётного члена Крестовоздвиженского братства, Черниговской губернии. 26 января – 6 февраля 1908 г. / РГИА. Ф.796. Оп.189. Д. 7977. – 5 л. 

Источники и литература:

2. Краткие сведения = Краткие сведения о православном Крестовоздвиженском трудовом братстве. Чернигов: типография губернского правления, 1905. – 80 с.

3. Неплюев. Братские союзы = Неплюев Н.Н. Братские союзы в учебных заведениях // Собрание сочинений: В 5 т. Санкт-Петербург: тип. и лит. В.А. Тиханова, 1901–1908. Т. 3. С. 170–228.

4. Неплюев. Всероссийское братство: в Киевскую комиссию = Неплюев Н.Н. Всероссийское братство: В Киевскую комиссию, вырабатывающую устав его. Санкт-Петербург: Синодальная типография, 1907. – 15 с.

5. Неплюев. Всероссийское братство. Собр.соч. = Неплюев Н.Н. Всероссийское братство // Собрание сочинений: В 5 т. Санкт-Петербург: тип. и лит. В.А. Тиханова, 1901–1908. Т. 3. С. 131–169.

6. Неплюев. Доклад в Киеве = Неплюев Н.Н. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою»: Доклад на Киевском совещании по вопросу объединения добрых сил на дело мирного созидания: 11 октября 1906 г. Киев: тип. И.И. Чоколова, 1906. – 20 с.

7. Неплюев. Материалы = Неплюев Н.Н. Материалы для проекта устава Всероссийского братства. Киев: тип. И.И. Чоколова, 1907. – 64 с.

8. Неплюев. Отчеты, Ч. 1 = Неплюев Н.Н. Отчеты блюстителя о жизни Трудового братства. Ч. 1. М.: Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2011. — 224 с.

9. Неплюев. Отчеты, Ч. 2 = Неплюев Н.Н. Отчеты блюстителя о жизни Трудового братства. Ч. 2. М.: Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2011. — 336 с.

10. Неплюев. Путь веры. По поводу Собора. = Неплюев Н.Н. Путь веры. Голос верующего мирянина по поводу предстоящего Собора. – 2-е изд. - М.: Межрегиональная общественная организация «Культурно-просветительский центр «Преображение», 2010. – 256 с.

11. Орловские епархиальные ведомости. Хроника = Хроника // Орловские епархиальные ведомости. 4 ноября 1907. № 44. С. 842–843. 

12. По поводу лекции Н. Н. Неплюева = Ф.Р. По поводу лекции Н.Н. Неплюева в зале Орловского епархиального женского училища (28-го октября) // Орловские епархиальные ведомости. 1908. № 2. С. 44. 

13. Экземплярский = Экземплярский В. И. Памяти Н. Н. Неплюева // Труды Киевской духовной академии. 1908. № 5, С. 155-169;  № 6, С. 281-319; № 8, С. 579-628.

Все материалы
    загрузить еще