«Господи, научи нас молиться»

10 мая 2011
Оглашаемые часто думают, что просто должны прийти в храм, поставить свечку, перекреститься, и всё

На богословско-практической конференции Свято-Филаретовского института 25–27 мая этого года будут обсуждаться особенности оглашения тех, кого в церкви традиционно именовали «слушающими», то есть людей, которые уже сделали сознательный выбор в духовной жизни и обратились к Богу и Церкви. В соответствии с древней церковной традицией они начинают слушать Священное писание и проповедь на него в храме, участвуют в огласительных встречах. Этот этап катехизации, достаточно продолжительный в древности (2–3 года), характеризуется серьезным изменением образа жизни оглашаемых, приобретением ими навыков чтения и понимания слова Божьего, личной и общецерковной молитвы, исполнения заповедей Божьих. В практике Преображенского братства оглашение «слушающих» называют первым этапом оглашения, который продолжается около года.

Многолетний опыт катехизации показывает, что современным оглашаемым первого этапа довольно трудно участвовать в богослужениях. Им требуется в среднем от полугода до года, чтобы научиться молиться вместе с другими людьми, т.е. всё время первого этапа, а иногда и весь второй этап. Причем этот срок зависит от церковного опыта человека и от ритма посещения богослужений. Мы попросили катехизаторов Преображенского братства рассказать, с какими трудностями чаще всего сталкиваются оглашаемые и как катехизаторы, помощники и поручители могут помочь оглашаемым научиться молиться вместе со всеми о том, что важно для Церкви.

 

Александр Копировский (Москва): «Для большинства оглашаемых самая большая проблема – просто переступить порог храма, потому что они теряются в храме, испытывают желание забиться в угол, стесняются. Многие хотят, чтобы храм был пустой, чтобы в храме не было никого из знакомых – во многом это тяжелое наследие советского времени.

Порой оглашаемые первого этапа пытаются только теоретически изучать храмовое богослужение. Я им тогда объясняю: «В прозекторской работать может быть очень интересно. Ты отрезал, вскрыл, посмотрел, из чего оно состоит. Но ты же всё равно не поймешь, как, благодаря чему оно работает!» В какой-то степени в храме происходит то же самое.

Оглашаемым важно лично участвовать в молитве, а не просто понимать, что, зачем и почему происходит в храме. Поэтому вначале им нужно сказать: «Даже если вы пока понимаете только «Господи помилуй!», присоединяйтесь к «Господи помилуй!». Потом услышите и поймете еще 2–3 слова, потом споткнетесь обо что-то непонятное и спросите об этом – вот и будет прирост понимания...». Но вопросов о богослужении в начале оглашения бывает очень мало. Я думаю, что любовь к храму, к богослужению у оглашаемых возникает только после того, как они окончательно утвердятся в том, что Священное Писание – это хлеб духовный, и что общение с другими христианами, в том числе и огласительные встречи, принципиально важно для их духовной жизни. Ещё им очень помогает то, что катехизатор находится в храме вместе с ними и выходит вместе с ними в конце литургии оглашаемых, и при этом даже что-то им говорит».

Владимир Рыжиков (Тверь): «Мы первый раз приводим оглашаемых в храм как на экскурсию, когда богослужения в нем нет, и после знакомства с устройством храма предлагаем им остаться, просто походить, посмотреть, освоиться. Потом постепенно-постепенно начинаем с ними ходить регулярно на богослужения. Рекомендуем следить за ходом службы по «Православному богослужению», когда они обращаются к тексту богослужения, то это помогает им собраться, сконцентрироваться именно на молитве. В случае необходимости помощник или поручитель тут же помогают разобраться в чине.

Потом, после богослужения у оглашаемых возникают вопросы. Как правило, эти вопросы связаны с тем, что они в храме что-то увидели, что-то произвело на них впечатление.

Ещё мы раздаем перед службой распечатки чтений Писания на литургии оглашаемых, потому что у многих оглашаемых нет церковных календарей».

Священник Павел (Архангельск): «С проблемой непонятности богослужения сталкиваются все, даже те люди, которые давно в церкви. Когда мы с ними начинаем подробно разбирать чин литургии оглашаемых, они открывают для себя много нового, хотя раньше были уверены, что всё знают. Поэтому полезно просто разбирать на огласительной встрече чин литургии оглашаемых, вечерни, утрени по «Православному богослужению», что мы и делаем. Например, там встречаются незнакомые и непонятные для оглашаемых слова: прокимен, тропарь, кондак, аллилуйя.

Недавно после подобной встречи я спросил просвещаемых, которые готовятся к воцерковлению: «Стали ли вы себя более свободно чувствовать на богослужении?» Они сказали: «Да, конечно, мы теперь всё знаем». Оглашаемые в начале первого этапа часто думают, что просто должны прийти в храм, поставить свечку, перекреститься и всё, ведь все делают то же самое, а священник при этом занимается своими делами. Сначала оглашаемые говорят, что им другие люди в храме «мешают» молиться. Часто от них можно услышать такое мнение: «Я лучше себя чувствую, когда я в храме один». А когда мы начинаем объяснять, что церковная молитва – это когда мы молимся все вместе об одном и том же, то им открывается значение общей молитвы, дается иная перспектива, о которой они раньше никогда не думали. На первом этапе очень важно и естественно, что к оглашаемым церковь специально проявляет внимание: у нас в храме читается вслух молитва об оглашаемых, народ молится о них, и они вместе молятся соборной молитвой. Например, сами поют на ектенье об оглашаемых "Господи помилуй"».

Анна Лепехина (Санкт-Петербург): «Вводить оглашаемых в храмовую церковную молитву сложно, её смысл загроможден многими внешними вещами, и чтобы увидеть главное в богослужении, в него нужно всматриваться очень внимательно, в том числе с помощью опытных церковных людей. Важно увидеть место Писания в богослужении, понять, почему молитва важнее, чем песнопения. Осмысление содержания тоже нужно. Если оглашаемые следят по книгам «Православное богослужение» за ходом богослужения, то образ церковной молитвы, как мне кажется, современным человеком воспринимается более адекватно. Язык этого перевода очень торжественный и красивый, но одновременно близок по стилю к нашему обычному русскому языку.

Очень важно, чтобы богослужение стало для оглашаемых живой молитвой, живым общением с Богом. Им также нужно делать усилие для восприятия языка церкви, его понимания, усвоения каких-то церковных понятий. Например, что такое «благодать», «хвала Богу», «славословие». Или призыв: «Самих себя, и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим» – он красиво звучит, но как сделать так, чтобы он стал не просто красивой формулой, оглашаемым пока непонятно. Большую роль могут сыграть воцерковленные братья и сестры, которые стоят рядом и помогают, подсказывают или просто передают общий дух и настрой единодушной, братской, церковной молитвы».

Сергей Нестерович (Гомель): «По отношению к этой проблеме оглашаемые делятся на две категории – имеющие опыт молитвы в храме и не имеющие его. Имеющие небольшой приходской опыт, как правило, принимают за общую молитву песнопения и вообще всё, что происходит в храме. И когда начинаешь говорить им, что общая молитва – это не только песнопения и обряды, то они начинают возмущаться и не хотят делать усилия, чтобы вникнуть в суть богослужения. Вторая категория – люди «с улицы»; с одной стороны, им легче, но с другой – им нужны особые усилия, чтобы просто освоиться в храмовом пространстве. Внешняя обстановка храма отвлекает их, им непонятен язык, часто им кажется, что молится на богослужении только священник, а они просто присутствуют.

Но и само храмовое богослужение сейчас не рассчитано на участие оглашаемых. Даже возглас «Изыдите, оглашенные», обращенный к оглашаемым, им непонятен, ведь все в храме остаются на местах. Нам приходится специально пояснять оглашаемым, что этот возглас относится к ним».

Нина-Инна Ткаченко (Воронеж): «Для того, чтобы войти в традицию общецерковной молитвы, оглашаемым, безусловно, нужна помощь. Причем помощь не только катехизатора, но и поручителей, братьев и сестер, для которых общая молитва уже является живым опытом. Например, в первое время необходимо находиться рядом с оглашаемыми во время богослужения и очень корректно, неназойливо и вовремя показывать порядок чинов по сборнику «Православное богослужение», где и что сейчас происходит. Многое зависит от того, есть ли люди, которые готовы помогать оглашаемым во время общей молитвы. Эта помощь открывает церковное измерение богослужения, благодаря ей легче преодолевается индивидуализм в молитве и в жизни.

Можно выделить два рода «слушающих» – это те, кто имеет опыт молитвы в храме, и те, у кого такого опыта нет. Для людей с опытом молитвы в храме важно на огласительной беседе кратко рассказать, откуда взялся чин, например, вечерни, как он эволюционировал. Можно попробовать вместе разобраться, что в чине имеет главное смысловое значение, а что второстепенное».

Информационная служба Преображенского братства
Все материалы
    загрузить еще