25 лет Преображенскому братству

В 2015 году Преображенскому братству исполняется двадцать пять лет. Для нас это не просто круглая дата и даже не просто повод вспомнить о живом, вдохновляющем, полном радостных и печальных событий, пути. В первую очередь для нас повод поделиться «с градом и миром» радостью христианской жизни, братской жизни, церковной жизни, ибо братство – практическое воплощение замечательного слова святых отцов о том, что Церковь — училище любви.

Мы спросили основателя и духовного попечителя Преображенского братства священника Георгия Кочеткова и председателя Братства Дмитрия Гасака о том, как живется Братству в постсоветской России уже четверть века.

Священник Георгий Кочетков

Священник Георгий Кочетков

Духовный попечитель Преображенского братсва

Братское движение будет возрастать

— Двадцать пять лет — солидный возраст для православного братства в постсоветской России. Как Вы оцениваете пройденный путь? Изменилась ли жизнь братства за это время?

— Путь в двадцать пять лет братской жизни, — это не только солидный, это в общем-то беспрецедентный, уникальный случай. В истории Русской церкви такого рода братства никогда не существовали долго. Они могли существовать в другом формате, как какое-то воинство, ополчение, как какая-нибудь запорожская или другая рать. Они могли существовать в апологетическом или благотворительном ключе. Даже просветительские братства, насколько я знаю, не были долговечными.

А такому братству, как наше, мало аналогов в истории. Самым близким нам по духу и смыслу было братство Николая Николаевича Неплюева, но оно просуществовало тоже недолго. Его начала громить советская власть уже в 1925 году, то есть оно просуществовало, может быть, лет тридцать пять. При этом оно было другого масштаба, на порядок меньше нашего, и не было распространено по территории всей России. Оно находилось в одном месте и было связано с трудовой сельскохозяйственной артелью. Хотя, несмотря на все внешние различия, внутреннее единство в духе и смысле с нашим братством очень-очень большое.

Трудно самих себя оценивать, трудно подводить какие-то итоги, потому что нет ещё исторической перспективы, не прошло ещё достаточно времени. Легче сказать о том, что было двадцать пять лет назад и что мы имеем сейчас. Вот так, не оценивая всего богатства нашей истории, можно сказать, что двадцать пять лет назад, когда мы рождались, когда ещё на дворе стояла советская власть во всей своей «красе и мощи», конечно, мы не думали о том, что сможем объединить и просветительскую деятельность, сконцентрированную, прежде всего, в Свято-Филаретовском институте, и нашу огласительную деятельность, которая тогда велась только одним человеком. Мы не думали, что сможем широко заниматься молодёжной и благотворительной работой. Конечно, не думали о том, что так всё развернется. Мы тогда больше встречались с внешними препятствиями и гонениями, в основном, со стороны советской власти, со стороны КГБ. А сейчас мы еще встречаемся с гонениями со стороны лжебратий, со стороны церковного фундаментализма и фарисейства, со стороны людей, которые больше впитали советского духа, чем христианского, и соответствующим образом борются против всего живого в церкви, например, в литургической жизни — против введения понятного богослужебного языка и т. д. Так что за двадцать пять лет, конечно, всё очень сильно изменилось.

Многое удалось сделать благодаря усилиям всех братьев и сестер. Самое главное всегда — это люди. Важно, что Господь всегда даёт много замечательных, живых людей, судьбы которых по-разному складываются, что и естественно, но при этом они всё-таки остаются верны тому духу, той духовной прививке, которую они получили на оглашении и в братстве. Многие имеют прямые связи с братством до сих пор, даже если живут в других странах. А с теми, кто живёт в нашей стране и в ближайших сопредельных странах, мы имеем постоянное братское общение и несём общую ответственность за то, что делаем, — за возрождение полноты жизни церкви и всех служений в ней. Да, мы хотели бы служить Богу и Церкви как люди, рождённые от Духа, мы хотели бы, чтобы в нашем братстве были по преимуществу такие люди.

Не нам судить об итогах, но мы видим, что медленно, общими усилиями сдвигается ситуация, и все тяжелые, негативные последствия как древней истории, так и страшнейшей истории XX века, постепенно перестают влиять не только на самих членов братства, но и на всю остальную церковь. Для нас всегда чрезвычайно важно и радостно, когда мы чувствуем живое дыхание Святого Духа, живое дыхание любви, веры, свободы, когда в людях есть интерес к жизни, когда уходит всякое уныние, когда люди преодолевают себя, с какими бы внутренними или внешними трудностями они бы ни сталкивались. А это происходит. Я уж не говорю про то, что Господь помогает настолько явно и явственно, что происходит множество чудес: люди, заканчивая оглашение, действительно исцеляются от духовных, душевных и физических недугов и становятся настоящими людьми, такими, которыми их хочет видеть Господь, хотя все мы понимаем, что находимся только в начале пути.

До сих пор можно встретить такую точку зрения, что церковь — это патриарх, епископы и священники, в крайнем случае — еще прихожане. Место таких братств, как Преображенское, в ней непонятно. Какова на самом деле роль братств в церкви?

Священник Георгий Кочетков: Все-таки пока таких братств ещё почти нет, но завязи в разных местах действительно есть. И я надеюсь, что это действие Духа Божьего, а не просто какое-то влияние — реальное или виртуальное — скажем, нашего примера. Скорее всего, это всё-таки евангельский дух, который пробивает себе дорогу, несмотря ни на что. Я думаю, что братское движение будет возрастать, укрепляться. Оно уже в XX веке давало свои ростки в разных церквах, православных и не только православных — и в католической и лютеранской церкви, и в других церквах — и это будет сближать людей. Дух Христов действительно примиряет и сближает, и мы это видим не абстрактно, а воочию.

Какое значение существование таких братств имеет для общества?

Священник Георгий Кочетков: Для общества? Конечно, братство — не только духовное и церковное явление. Когда в нем много людей самых разных положений, профессий, сословий, если можно так выразиться по отношению к современности, конечно, это имеет значение и для общества. Общество должно видеть, что и в наших довольно трудных условиях жизни, несмотря на все искушения, можно жить достойно, по-христиански. Можно действительно менять и отношение к культуре, к обществу, к ближним и дальним и преодолевать всякие фобии, всякую нетерпимость к каким-либо группам, снимать национальные проблемы — не так, чтобы о них забывать, а именно разрешать все проблемы, связанные с этим.

Конечно, нам очень важно, что братство включено в некий континуум исторической памяти страны и народа. Для нас особенно важно помнить о том, что было в XX веке, об опыте новомучеников и исповедников церкви Русской и вообще о тех бесчисленных многомиллионных жертвах советских репрессий, которых мы всегда поминаем, как поминаем и жертвы войн XX века, поминаем всех тех людей, которые так или иначе достойны поминовения именно как жертвы. Мы не желаем при этом разделять людей, мы никого не судим, не делим людей на верующих и неверующих. Жертвы советской власти, советской истории действительно бесчисленны и в военное, и в мирное время: начиная с 1917 года и до конца советской власти. И нужно, чтобы мы приносили дух покаяния и в то же время творческого движения вперёд и вверх, чего ждёт и жаждет весь наш народ, который вообще ещё способен какую-то ответственность в жизни нести.

Что бы Вы хотели пожелать в связи с этой замечательной датой членам Преображенского братства и всем читателям нашего сайта?

Священник Георгий Кочетков: Всегда хочется пожелать всем прежде всего преодолеть в себе всякую раздвоенность, всякого рода предрассудки, всякого рода суеверия, бороться всегда со злом и с грехом внутри себя и вокруг себя, меньше прибегать даже к малым компромиссам и стараться накапливать сокровище на Небесах. А это сокровище есть сокровище Христовой любви!

Беседовала Анастасия Наконечная

Дмитрий Гасак

Дмитрий Гасак

Председатель Преображенского братсва

Преображенскому братству – 25 лет, это много или мало?

В этом году нашему Преображенскому братству исполняется двадцать пять лет. Срок, с одной стороны, очень небольшой, а с другой, если учитывать время, в которое мы живем, - довольно существенный. Ведь именно двадцать пять лет назад кончился советский период нашей истории, а с ним завершился и период тяжелейших гонений на христиан в России, основная тяжесть которых легла на Русскую православную церковь. Нам сейчас даже трудно оценить насколько тяжелым был этот период, все стремительно забывается. И, конечно, снятие этого гнета – значительное историческое событие. Последующий двадцатипятилетний период – достаточно интересный, важный, драматичный, когда в России стало возможно открыто исповедовать свою веру, открыто исповедовать свою церковность, приверженность к православной традиции, приверженность к Церкви. Можно было открыто проводить богослужения и в храмах, и вне храмовых стен. Церковь заново стала обретать опыт открытой жизни и что-то получалось, а что-то не получалось.

И вот на Преображение 1990-го года родилось наше братство. Разумеется, рождению братства предшествовал период активного развития, потому что о. Георгий, основатель братства и его духовный попечитель, начал помогать людям обретать веру и входить в Православную церковь еще с конца 1960-х - начала 1970-х годов. Поэтому можно сказать, что рождению братства предшествовал как минимум двадцатилетний духовный путь самого отца Георгия и тех, кто составлял круг его друзей и собратьев.

Двадцатипятилетний путь Преображенского братства в этом отношении тоже чрезвычайно интересен. Как в начале XX века, а потом и в конце его, так и сейчас основным вопросом для всякого человека, который имеет в сердце веру во Христа, является вопрос о Церкви. Это центральный и самый острый вопрос и с богословской, и с практической точки зрения. Что есть сейчас на земле Церковь Христова? Что есть Русская православная церковь и каким образом она должна жить в современном обществе, в нашей стране? На что православном христианам направлять свои духовные, интеллектуальные и физические усилия в первую очередь? Что означает возрождение духовной жизни на нашей земле? Все эти вопросы сейчас как никогда актуальны.

За минувшие двадцать пять лет мы хорошо поняли, что прекращение открытых гонений само по себе еще не созидает церкви. Изменение официальной государственной политики в религиозной сфере влияет только на условия церковной жизни. Но этого мало. Надо отчетливо понимать, что верующие люди в нашей стране за семьдесят лет непрерывных и тяжелейших гонений отвыкли от открытой жизни, от свидетельства об Истине, отвыкли открыто рассказывать и обсуждать в обществе то, о чем говорит Евангелие. Я у не говорю о возможности собирать церковный народ. И вот жизнь нашего братства, на мой взгляд, является одним из примеров собирания во Христе, причем собирания «снизу», которое опирается на инициативу церковного народа. Можно говорить о том, что за двадцать пять лет своей жизни братство столкнулось и постаралось найти пути решения многих вопросов духовной жизни, начиная от подлинного, а не символического, воцерковления взрослых людей, включая проблемы образования, гуманитарного и духовного, диалога с обществом, множества этических проблем в современной жизни в самых разных областях общественной жизни, культуры, бизнеса. Конечно, благодаря дерзновенным трудам о. Георгия, широко известен опыт братства в области храмового и внехрамового богослужения.

25-летие братства мы воспринимаем не как повод обратить внимание на себя, хоть это и может быть и неизбежно. В первую очередь мы стремимся обратить внимание на то, что Бог совершает руками людей не когда-то в далекой и забытой истории, а теперь, на наших глазах. Мы хотели бы, чтобы люди увидели братство как явление духа, как явление Христовой веры, надежды и любви, как явление подлинного единства людей, чем и призвано быть Православие.

Двадцать пять лет церковной истории – это то время, из которого уже необходимо делать определенные выводы. И я думаю, что для всякого верующего и одновременно трезвомыслящего человека в Русской церкви очевидно, что в одиночку спасение невозможно. Поэтому мне хотелось бы пожелать всем исполниться дерзновением и смирением перед Господом Богом, набраться терпения и созидать общинно-братскую жизнь, то есть быть соучастником собирания Тела Христова как сообщества тех, кто всерьез и искренне (именно всерьез и искренне!) может называть друг друга братьями и сестрами, независимо от того, какое бы кто положение не занимал в церковной или в общественной иерархии. Ведь во Христе мы – единое тело, и для Бога мы – Его дети, а значит друг другу – братья и сестры.

История братства

видео
    загрузить еще